<<
>>

Политическая программа Деникина. I. Речь Деникина в Ставрополе 26-го августа 1918 г.

„Добровольческая Армия поставила себе задачей возсозда- ние Единой Великодержавной России. Отсюда — ропот центробежных сил и местных больных честолюбий.

Добровольческая армия не может, хотя бы и временно, итти в кабалу к иноземцам и тем более набрасывать цепи на будущий вольный ход русского государственного корабля.

Отсюда—ропот и угрозы извне.

Добровольческая армия, свершая свой крестный путь, желает опираться на все государственно-мыслящие круги населения. Она не может стать орудием какой-либо политической партии или общественной организации. Тогда она не была бы Русской Государственной Армией. Отсюда — неудовольствие нетерпимых и политическая борьба вокруг имении армии. Но если в рядах армии и живут определенные традиции, она не станет никогда палачем чужой мысли и совести. Она прямо и честно говорит: будьте вы правыми, будьте вы левыми, но любите нашу истерзанную Родину и помогите нам спасти ее.

Точно так же, обрушиваясь всей силой своей против растлителей народной, души и расхитителей народного достояния, Добровольческая армия чузда социальной и классовой борьбы. В той тяжкой болезненной обстановке, в которой мы живем, когда от России остались лишь лоскутья, не время решать социальные проблемы. И не могут части русской державы строить русскую жизнь каждая по своему.

Поэтому те чины Добровольческой Армии, на которых судьба возложила тяжкое бремя управления, отнюдь не будут ломать основное законодательство. Их роль создать лишь такую обстановку, в которой можно бы сносно, терпимо жить и дышать до тех пор, пока Всероссийские законодательные учреждения, представляющие разум и совесть народа русского, не направят жизнь его по новому руслу — к свету и правде".

Деникин. «Очерки Русской Смуты», т. III, стр. 262, 263.

II.

Речь г. Деникина на заседании Краевой Кубанской Рады

осенью 1918 г.

„Все для борьбы. Большевизм должен быть раздавлен. Россия должна быть освобождена. Не должно быть армии Добровольческой, Донской, Кубанской, Сибирской, должна быть единая русская армия, с единым фронтом, единым командованием, облеченным полной мощью и ответственным лишь пред русским народом в лице его будущей, законной власти. Добровольческая Армия, ведя борьбу за самое бытие России, не преследует никаких реакционных целей, ни даже тех путей, какими русский народ об'явит свою волю. От нас требуют партийного флага. Но разве трехцветное знамя великодержавной России не выше всех партийных флагов? Разве вы не видите, как в кровавых боях, изо-дня в день под этим знаменем самоотверженно борятся „за Русь Святую", умирают и побеждают доблестные воины Добровольческой Армии? Единение возможно потому, что Добровольческая Армия признает необходимость и теперь и в будущем самой широкой автономии составных частей Русского государства и крайне бережного отношения к вековому укладу казачьего быта. И с чувством внутреннего удовлетворения я могу сказать, что теперь уже, не взирая на некоторое расхождение, выяснилась возможность единения нашего с Донским казачеством, с коим нас связывает полная общность интересов, самые сердечные кровные узы и боевое родство, с Крымом, Тереком, Оренбургским войском, Закаспийской областью и Арменией.

Возможно единение и с Украиной, когда, быть может, ценою тяж^ ких внутренних потрясений она сбросит с себя иноземное иго и вспомнит о сыновних обязанностях пред общей родиной. Возможно—и с мирным грузинским народом, когда изменит свое правление правительство его, которое воздвигло гонение на русских людей, присвоило себе русское государственное имущество, захватило в свое незаконное и несправедливое владение Сочинский округ и толпами красноармейцев угрожает русской Добровольческой Армии. Наконец, в последние дни появилось новое государственное образование Сибири, правительство которого об'явило себя всероссийскою государственною властью, тем более, что это правительство ответственно и направляется Учредительным Собранием первого созыва, возникшим в дни народного помешательства, составленным наполовину из анархических элементов и не пользующимся в стране ни малейшим нравственным авторитетом. Считая себя преемницей русской армии, Добро- вольческая Армия в самых тяжелых, казалось безвыходных обстоятельствах своей жизни, оставалась верной договорам с союзниками и ни на одну минуту не запятнала себя предательством. В предвидении близких переговоров о перемирии, представителю Добровольческой Армии при союзных посольствах предложено было еще 12 октября пред'явить им следующие основания: 1.

Единство представительства России на мирной конференции, с исключением из него делегатов большевистских и тех территориальных образований, которые в своих основных принципах расходятся с целями Добровольческой Армии, т. е. по вопросу о единой неделимой России. 2.

Аннулирование политических и экономических договоров, заключенных с Германией или с ее союзниками, а также самостоятельных актов о введении в занятых областях того или иного порядка управления. Восстановление нарушенных такими договорами или актами прав, возмещение причиненных этим путем убытков, возврат золота, военного и торгового флота, предметов вооружения, подвижного состава железных дорог и прочее. Прекращение вывоза из России продовольствия и имущества. Это требование, само-собою разумеется, не имеет в виду соглашений, заключенных державами согласия. 3.

Очищение Германией и ее союзниками русских территорий в пределах границ 1914 года, включая и Финляндию. Такое же требование признается необходимым и в отношении Польши. 4.

Занятие на русской территории, оккупированной ныне германо-австро-турецкими войсками, главнейших железно-дорожных или иных военных в стратегических отношениях пунктов русскими частями или же временно войсками держав согласия, до момента формирования достаточно сильных русских отрядов. 5.

Немедленный приступ к обмену военно-пленными. 6.

Обязательство Германии и ее союзников не препятствовать каким бы то ни было способом водворению в России единого прочного строя.

Я уверен, что Краевая Рада найдет в себе разум, мужество и силу залечить глубокие раны во всех проявлениях народной жизни, нанесенные ей изуверством разнузданной черни, создаст единую твердую власть, стоящую в тесной связи с Добровольческой Армией. Не порвет сыновней зависимости от единой великой России, не станет ломать основное законодательство, подлежащее коренному пересмотру в будущих всероссийских законодательных учреждениях, не повторит социальных опытов, приведших народ ко взаимной дикой вражде и обнищанию. Пусть при этом не будут обездолены иногородние: суровая кара палачам, милость заблудшим и темным людям и высокая справедливость в отношении масс безобидного населения, страдавшего также, как казаки, в темные дни бесправия".

I. Покровский. «Деникинщина», стр. 57—61.

III.

Речь г. Деникина на заседании Г того Войскового Круга

в январе

„В дни наших неудач все ищут причин, поколебавших фронт. Правые видят их в недостаточно твердом проведении своих программ, левые—в реакционном правительстве, одни— в самостийных стремлениях, другие—в нетерпимости к новым государственным образованииям, третьи—в Главном Командовании, и все видят в грабежах и безчинствах войсковых частей, даже те, кто толкает их на эту измену. И вот теперь, когда все горит и пылает в огне политических страстей, я отметаю всякие личности, всякие ошибки, всякие социальные и политические нетерпимости. Что же случилось на фронте? Если в Воронежском направлении мы имели перед собой огромные силы противников, стянутые со всех сторон, под напором которых отодвигался наш фронт, то под Ростовом и Новочеркасском, к стыду нашему, мы имели превосходство над противником и в технике, и в силе, но дух был подорван. Мы отступали вследствие безудержной пропаганды, подрывающей авторитет командования и отметающей цель борьбы.

И вот, в начале декабря, южнее Купянска распылились сильные конные казачьи группы, которые должны бы были решить участь всей армии. Но это все в прошлом. Фронт поправился и стал Црочным. На Донском фронте даже численный перевес противника не велик. Возможны еще неудачи, но дальнейший отпор не страшен при изменении настроения нашего

f

ронта и при непременном условии немедленного выхода на ронт кубанских частей для наступления и прикрытия некоторых направлений, совершенно открытых и угрожаемых. В самом деле, не кажется ли вам странным, что в час грозной опасности из всего Кубанского казачьего войска на боевом фронте держится около 3*12 конных дивизий, 8 плаетуйских бригады (силой в 2*/2 тысячи шашек)?

К сожалению, преступная пропаганда продолжает делать свое преступное дело — нежелание хоперских полков идти на фронт, большая утечка из других частей —все это отзвуки нездоровой Екатеринодарской атмосферы.

Что же делает тыл для воодушевления борцов? Екатерино- дар устранил Россию, создал казачье государство, формирует самостоятельную армию и готовится принять на себя всю полноту военной и гражданской власти на Юго-Востоке. Одно только не принято во внимание, что Добровольческая Армия и главнокомандующий служат России, а не Верховному Кругу. Тем не менее Екатеринодарские речи сделали свое дело. На фронте явилась неуверенность в возможности продолжать при таких условиях борьбу. Сначала шопотом, а потом все громче бросаются в армию лозунги, разрушающие всю идею борьбы, за которую тысячи людей бестрепетно сложили свои головы. Вся наша борьба велась под флагом единства России и единства армии! Только Добровольческая Армия двинула кубанцев на Север и объединила народы Северного Кавказа. Разве может жить великая наша страна без Балтийского и Черного морей, разве она может допустить переход русских окраин в стан своих врагов? На предложение союзников определить свое отношение к окраинам, я дал определенный и ясный ответ: 1.

Я признаю самостоятельность существования фактических правительств окраин, ведущих борьбу с большевиками. 2.

Установление оудущих отношений окраин к России совершится путем договора общерусского правительства с окраинными правительствами; при этом допускается посредничество союзных держав. 3.

Так как объявленное 1 января конференцией отношение к Азербейджану и Грузии вызвало там мысль, что это есть объявление независимости этих новых образований, я обратился с протестом, но сегодня я получил оффициальное разгяснение, что державы признали именно самостоятельность Фактического правительства, но не самостоятельность окраин. Это не есть нетерпимость, это есть соблюдение высших интересов Русской державы, и ответ этот не исключает вовсе установления добрососедских отношений на этих основаниях.

Этот вопрос, поднятый 12-го декабря на собрании всех старшин и военноначальников армии, выяснил яркую картину положения и настроения фронта. Все с полным единодушием заявили: 1.

Продолжение борьбы возможно и необходимо и обещает успех. 2.

Необходимо немедленное выдвижение на фронт кубанских частей для наступления и прикрытия обнаженных направлений. 3.

Донская и Кубанская армии имеют права на существование по своті историческим заслугам, но составляют часть единой русской армии, под управлением единой русской власти, которая использует армию на всех фронтах, где они потребуются стратегической обстановкой. Без этого единства армии, без единства России, продолжать борьбу немыслимо. То тяжелое неопределенное положение, в котором живет сейчас армия, выносить дольше нельзя. Необходимо немедленное разрешение вопроса о власти, ибо русское добровольческое офицерство готово сложить свои головы за Россию, но за благополучие одного лишь казачества умирать не будет. 4. Добровольческая Армия и части, входящие в состав казачьих армий, и русское офицерство местной власти не подчинится. Если Верховный Круг все же найдет возможным принять рискованное решение, откажется от организации общерусской власти и создаст казачье государство, отдельную армию и поставит ей задачей только самозащиту, то и мне и Добровольче- ской Армии здесь не место. Надо искать других путей для освобождения России... Русское офицерство и добровольцы, заполняющие почти все технические казачьи части, уйдут с нами, уйдет значительное число казачьих начальников и того казачества, которое не в силах пойти под большевиков или не ждет от них пощады. Почему рождавшееся в таких долгих муках положение конференции об общегосударственной власти неприемлемо сейчас? В настоящее время я так мыслю следующее положение: 1.

Единая, великая, неделимая Россия. 2.

Донская и Кубанская Армии составляют нераздельную часть единой русской армии, управляемой едиными законами и единой властью. 3.

Борьба с большевиками до конца. 4.

Автономия окраин и широкая автономия казачьих войск, историческими заслугами оправдываемая. Широкое самоуправление губерний и областей. 5.

Правительство, ведающее общегосударственные дела, из лиц честных, не принадлежащих к крайним воззрениям, с полным обеспечением интересов казачьих войск и со вхождением, казачьих представителей. 6.

Представительное учреждение законосовещательного характера. 7.

Земля крестьянам и трудовому казачеству. 8.

Широкое обеспечение профессиональных интересов рабочих. 9.

Всероссийское Учредительное Собрание, устанавливающее форму правления в стране".

Георг. Покровский. «Деникинщина», изд. Гржебина, стр. 264 — 269.

<< | >>
Источник: Пионтковский С.А.. Гражданская война в России (1918-1921). Хрестоматия. М.: Коммунистический университет им. Я.М. Свердлова. - 708 с.. 1925

Еще по теме Политическая программа Деникина. I. Речь Деникина в Ставрополе 26-го августа 1918 г.:

  1. Политические цели Добр. Армии. Г. Деникин о целях Доброармии.
  2. ДЕНИКИН
  3. Глава 4. В государстве Деникина
  4. Глава VI РАЗГРОМ ДЕНИКИНА
  5. Глава 4 В ГОСУДАРСТВЕ ДЕНИКИНА
  6. Глава 1 КОНЕЦ ГОСУДАРСТВА ДЕНИКИНА
  7. ДЕНИКИН
  8. Организация гоеударетвенной влаети ген. Деникиным.
  9. ГЛАВА ШЕСТАЯ «ВСЕ НА БОРЬБУ С ДЕНИКИНЫМ!»
  10. ГЛАВА СЕДЬМАЯ. ПОДГОТОВКА РАЗГРОМА АРМИИ ДЕНИКИНА.