<<
>>

Приложение № 1

Статья. Белозерова О. А. Генерал А. Н. Куропаткин. К 165-летию со дня рождения // Санкт-Петербургские ведомости. 24 января 2013.

Имя генерал-адъютанта Алексея Николаевича Куропаткина, 165 лет со дня рождения которого исполняется 29 марта, долгое время было незаслуженно забытым, а оценка его деятельности — не вполне справедливой.

Пришло время отдать должное его трудам на благо отечества и русской армии.

Жизнь и деятельность генерала мало изучена. Много неточностей и умолчаний можно найти в его опубликованных биографиях и в Интернете. Мало известно о его семье и близких родственниках — до нас дошли только некоторые штрихи, сохраненные историками-краеведами.

Он происходил из большой военной семьи, давшей России много талантливых офицеров. Послужной список генерала велик, он был удостоен многих наград. За заслуги перед отечеством А. Н. Куропаткина произвели в генералы в 33 года. Он — кавалер самых престижных наград Российской империи, в том числе золотой сабли с надписью «За храбрость», а также других стран. Будучи еще молодым офицером, проявил храбрость и мужество. Так, например, он отличился в Кокандском походе при взятии Уч-Кургана, под Ловчей и Плевной. Случаев проявить эти качества в его жизни было множество.

В наши дни имя генерала прежде всего связано с русско-японской войной 1904-1905 годов. По своей воле он отправился воевать с Японией в качестве командующего Маньчжурской армией, оставив ради этого пост военного министра. После своей поездки в Японию накануне войны (1903), оценив потенциал этой страны, он выступал за поддержание мира и вывод русских войск из Маньчжурии, считая, что Россия не готова к войне. Разработанный под его руководством план военных действий, заключавшийся в сосредоточении сил и сдерживании противника в ожидании благоприятного момента для нанесения решающего удара, был утвержден государем. Куропаткин как военный следовал утвержденному плану, но в силу ряда причин этот план не удалось реализовать.

Авторитет исследователя и дипломата, геополитика и стратега, боевого офицера, получившего три ранения, военачальника, государственного деятеля и просветителя был общепризнанным и сопровождал его до конца его дней. Как военный писатель он широко был известен в России и за границей. Интересна и разнообразна его переписка со многими знаменитостями того времени, причем не только России.

Алексей Николаевич отличался незаурядными способностями, широтой кругозора, феноменальной памятью, аналитическим складом ума и потрясающей работоспособностью. Он получил блестящее образование, свободно владел французским, немецким, знал английский и турецкий языки.

До сих пор недостаточно изучены его разведывательные и дипломатические миссии, его деятельность на посту начальника Закаспийской области (1890-1898) и генерал-губернатора Туркестана (1916-1917), а также его вклад в подготовку и проведение Первой Гаагской мирной конференции (1899), реорганизацию Главного Штаба, увековечение памяти А. В. Суворова и работу Александровского комитета о раненых.

Удивительная подробность: дважды при жизни Куропаткина публиковались посвященные ему некрологи. В первый раз — после взятия Плевны в 1877 году, когда он получил сильную контузию.

Многие считали его убитым, а в № 220 «Московских Ведомостей» за 1877 год напечатали некролог. В том же году, спустя несколько месяцев, при переходе отряда Скобелева через Балканы, Куропаткин был тяжело ранен и был вынужден оставить театр военных действий...

Второй некролог появился 10 февраля 1921 года. Сообщалось, что генерал убит бандитами у себя в имении. Это известие дало возможность историку М. Н. Покровскому, посчитавшему Куропаткина ушедшим из жизни, опубликовать часть его дневников без его разрешения. Как оказалось, в действительности, — еще при жизни нашего героя. Более того, генерал А. М. Зайончковский смог приехать к А. Н. Куропаткину, и они совместно работали над рядом материалов для Центроархива и над его воспоминаниями «70 лет моей жизни».

Вскоре после Февральской революции, 30 марта 1917 года, Куропаткин был арестован, но по заступничеству Временного правительства освобожден. После твердого установления Советской власти Куропаткин не примыкает ни к большевикам, ни к белому движению. В 1918-1919 годах к нему поступали предложения, в том числе от французского посла в Петрограде, эмигрировать, но генерал решил остаться на родине. Это обернулось трагедией для него и его семьи.

Сына генерала, Алексея Алексеевича, обвинили в участии в заговоре против большевиков, как члена подпольного «Национального центра», который объединял военных, ученых и инженеров Москвы и Петрограда, и расстреляли в 1919 году, а судьба его снохи Ольги Ивановны и двух внуков — Алексея (1916) и Георгия (1919) — до сих пор неизвестна. До сих пор исследователи не теряют надежды найти его потомков. После стольких лет забвения о них практически ничего не известно...

С 1918 года Алексей Николаевич с небольшими перерывами пребывает в своем имении Шешурино в Псковской губернии и ведет поистине подвижническую жизнь на благо местных жителей. По его инициативе и на его средства, еще начиная с 1900-х годов, там были построены школа для детей, больница и амбулатория, почтамт, организована библиотека, основан Холмский уездный народный музей, а также Наговская сельскохозяйственная школа. Он вел активную просветительскую работу, читал лекции и проводил различные мероприятия и выставки, способствующие развитию Холмского края. Числился он в это время, помимо других обязанностей, на службе в Центроархиве, которому и оставил свои исторические записки и мемуары.

Генерал вел строгий образ жизни. Интересы его были разнообразны: в своем отшельническом уединении он даже сам научился игре на скрипке и хорошо играл, а шахматы всегда были его страстным увлечением.

Скончался Куропаткин у себя в имении Шешурино 19 января 1925 года. Официальный некролог о его кончине опубликовали многие газеты в США, Франции и по всему миру. В Советской России известие о смерти Куропаткина почти не заметили.

Впоследствии в его бывшем имении Шешурино находилась психоневрологическая больница (с началом перестройки она была закрыта, и все пришло в упадок). Место захоронения Куропаткина оказалось затерянным, и лишь в июне 1964 года семь бывших выпускников основанной генералом Наговской сельскохозяйственной школы нашли его могилу у стен уже развалившейся Николаевской церкви, в которой он был крещен. Они установили доску из черного гранита с надписью «Патриоту России генералу Куропаткину Алексею Николаевичу, 1848-1925». На могиле высечены слова, которые генерал любил повторять: «Высокая честь любить землю и научно уметь трудиться на ней». В 1996 году присмотр за могилой взял на себя Торопецкий военный гарнизон.

Увы, в Петербурге нет ни памятника, ни мемориальной доски в честь генерала. Она с полным правом могла бы появиться на знаменитом «Доме с башней» на Таврической ул., 35, где А. Н. Куропаткин жил в 1907-1914 годах. Хочется надеяться, что 165-летие генерала не пройдет незамеченным, и современники воздадут должное патриоту России, восстановив правдивую память о нем и установив мемориальную доску, может быть, и в Академии Генерального штаба. Куропаткин закончил ее с отличием, потом преподавал там и уделял ее офицерам, будучи военным министром Российской империи, столько внимания...

Фотография могилы А. Н. Куропаткина. Шешурино. 2006 / О. А. Белозерова.

<< | >>
Источник: Белозерова Ольга Александровна. ГОСУДАРСТВЕННАЯ И ВОЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ А. Н. КУРОПАТКИНА НАКАНУНЕ И В ПЕРИОД РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ. 1903-1905 гг.. 2015

Еще по теме Приложение № 1:

  1. Приложения * Приложение 1 ИЗУЧЕНИЕ ТЕХНОЛОГИИ ЖЕЛЕЗНЫХ ИЗДЕЛИИ Л. С. Розанова
  2. Приложение № 14 Уголовный кодекс РСФСР (Официальный текст с приложением постатейно систематизированных материалов с добавлениями и изменениями)
  3. ПРИЛОЖЕНИЕ Приложение 1 Шкала жизненных событий Т. Холмса и Р. Райха (определение уровня выраженности стресса в повседневной жизни)
  4. ПРИЛОЖЕНИЯ. Приложение I. СПИСОК МЕСТНЫХ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ.
  5. ПРИЛОЖЕНИЯ
  6. ПРИЛОЖЕНИЯ
  7. ПРИЛОЖЕНИЕ 1
  8. ПРИЛОЖЕНИЕ 5
  9. ПРИЛОЖЕНИЕ 7
  10. ПРИЛОЖЕНИЕ 9
  11. ПРИЛОЖЕНИЕ 10
  12. приложения