<<
>>

"Выезды " 10-х гг. XVII в.

Помимо отряда Астона, о котором, как мы видели, сохранилось довольно много сведений, в 10-х гг. XVII в. (до 1618 г.) на русскую службу поступали и другие иноземцы. Однако их было, во-первых, весьма немного, а во-вторых, информация об их появлении в Московском государстве весьма лапидарна.
В тоже время имеющиеся источники позволяют выделить несколько групп таких иноземцев.

Первая группа - это иноземцы из войск Я.-П. Делагарди и Э. Горна, которые после злополучной Клушинской битвы остались на службе в России.

Считается, что одна часть наемников Делагарди из числа участвовавших в битве перешла к Жолкевскому, а другая - ушла вместе со своим командиром на Север1. Однако какая-то, по-видимому, крайне небольшая, часть наемников, как из числа участников сражения, так, вероятно, и из числа людей Делагарди и Горна, находившихся в других местах, осталась на русской службе. Вполне возможно, что в том числе и такую возможность старался предусмотреть для своих подчиненных Делагарди, заключая устное соглашение с Жолкевским. Оно включало в себя первым пунктом следующее: "чтобы они (г. Якоб и все войска, как участвовавшие в битве, так и находящиеся в других местах страны) могли свободно и безопасно уйти, развернув

знамена, со всем военным снаряжением и могли вернуться на родину, либо

„2

идти, куда пожелают .

См., например, наиболее основательное на сегодняшний день исследование о Клушинской битве: Коваленко Г. М. Клушинское сражение 1610 г. Великий Новгород,

2007. С. 38-41.

2

Видекинд Ю. История десятилетней шведско-московитской войны. М., 2000. С.

Одним из тех, которые "пожелали" остаться на русской службе, был Цесарской земли немчин Никанор Иванов. О своей судьбе он поведал в челобитной и во время расспроса в Иноземском приказе в 1627-1628 гг. (на этот момент он уже перешел в православие и значился как новокрещен): " выехал он на государево имя из Свитцкие земли к боярину ко князю Михаилу Васильивичю Шуйскому Скопину и служил все в полку со князем Михайлом Васильивичем. И был на боех под Иванем-городом, а ис-под Ива- ня-города были под Старою Русою, ис-под Старой Русы ходили подо Ржову Волдимерову, и во Ржове де побили литву Сопегина полку. А изо Ржовы были под Погорелым Гордищем, ис-под Погорелово ходили под Осифов монастырь, и под Осифовым монастырем литву побили. И как де князя Михайла Васильивича не стало, и он де ходил с неметцким полковником с Еверт Г ор- ном. И были под Белою, а ис-под Белой ходили в село Клушино, и под Клу- тттиным их побили литовские люди. И ис-под Клушина де они розбрелись розно, а он, Никонорко, пришол к Москве, и с Москвы он пошол в Казань."1

Не вполне, правда, ясно, как именно цесарец оказался на русской службе. Ни в своей челобитной, ни в расспросных речах Н. Иванов ни разу не упомянул Я.-П. Делагарди; речь идет только о кн. М. В. Скопине- Шуйском (в челобитной это сформулировано так: "Как шол из Немец и Свицкие земли боярин князь Михаило Васильевич Шуйской Скопин, а я

был туто ж з боярином со князем Михаилом Васильевичем и царю Ва-

2

силью служил" ). Действительно ли цесарец был принят на службу непосредственно молодым русским полководцем или же он все-таки прибыл в Россию в составе отряда Делагарди, но по каким-то причинам не хотел напоминать о своей связи с "Яковом Пунтусовым" - сказать трудно.

Таким же образом оказался на русской службе и англичанин Роман Маль. В 1626 г. он показал, что "выехал он из Свеи в Великий Новгород к боярину и воеводе Михайлу Васильивичю Шуйскому с Яковом Пунтусо-

2

вым", служил прапорщиком в иноземской роте в войске Скопина-Шуйского, участвовал в Клушинской битве и был ранен, а "как с того боя учинился в селе в Клушине от литовских людей погром, и с того погрому пришол он, Роман, к Москве"1.

По-видимому, в числе наемников Делагарди приехал в Россию и капитан Петр Гамолтов, судя по фамилии ("Гамолтов" - от "Гамильтон") - шотландец. Об этом позволяют судить слова Р. Маля: "служил в Немцах в роте у капитона у Петра Гамолтова, которой ныне у московских немец ротмистр, а был в той роте в прапорщикех у ста у пятидесят человек И з боярином и

воеводою Михайлом Васильивичем Шуйским он и в посылках госуда-

2

реву службу служил в Петрове роте Гамолтова, был все в прапорщикех" . Судя по этим показаниям, П. Гамолтов, скорее всего, также как и оба предыдущих иноземца, после Клушинского сражения не последовал за Делагарди и Г орном, а ушел в Москву и остался на русской службе.

К таким же иноземцам следует отнести и француза Онкудина Петрова. О нем содержатся краткие сведения в выписке "на пример", сделанной по делу Р. Маля; к моменту составления документа он уже перешел в православие и поэтому значился под русским именем и русифицированным отчеством. Он "выехал в Великий Новгород ко князю Михайлу ж Васильивичю Скопину

3

Шуйскому и служил государеву службу тем же обычаем" .

Вторая группа иноземцев приехала в Россию в 1615 г. Во главе ее стоял сын А. Астона, которого русские источники обычно именуют "князь Ор- темей". Как мы уже знаем, Астон-младший в 1614 г. отправился на родину для улаживания каких-то семейных дел и для того, чтобы привести жену Ас- тона-старшего (была ли она его матерью, из документов неясно); после этого он должен был поступить на русскую службу. [137] [138]

В Англии Астон-младший женился и в 1615 г. привез в Россию не только жену отца[139] [140] ("князь Ортемьива княгиня именем Пенелафа Фомина дочь, а отчеством она по отце и по матери королевского колена"), но и своих родственниц. Это были: его молодая жена ("А жене иво имя Марья, отец у ней был рыцарь в Ырлянской земле, от короля был большой воевода"); сестра ("дочь князя Ортемьева именем Анна"), двоюродная или сводная сестра

("племянница князя Ортемьива, имянем Бетриса, а племянница ему по жене,

2

отец у ней был шляхтич") . Кроме того, с ними приехала целая группа сопровождающих лиц, из которых нас интересуют трое - "князь Ортемьев шурин Томос Сенпал, да шляхтичи Ян Вудгет, да Фрянсис Чиналей". Об этих людях рассказал сам Астон-младший в посольском приказе: "королевской дворянин шурин его Томос Сентпал; отец его был рыцерь и уездной воевода и комнатной королевской дворянин шляхтичи Ян Вудгет да Фрянсис, отцы их были у короля дворяня". Т. Сенпал "приехал сестру свою провожать, а как увидит царскую милость к себе, и он хочет остаться государю служить"; Я. Вудгет и Ф. Чиналей - оба приехали "с княж Ортемьевою ж княги-

3

нею" . (Поскольку Артура Астона в ряде документов, в том числе и в цитируемом, называют так же как и его сына - "Ортемьем", из контекста не вполне ясно, в свиту чьей жены входили последние два иноземца - Астона- старшего или Астона-младшего.)

И Астон-младший, и трое дворян обратились к русским властям с просьбой, "чтоб их пожаловал государь, велел поверстать своим государевым жалованьем, поместьем и денгами, как государю Бог известит". Учитывая, что по каждому из них состоялся боярский приговор о назначении помест-

ных и денежных окладов (это явствует из помет в документе)[141] [142] [143] [144], они должны были быть приняты на русскую службу. Однако, если "князь Ортемей" вместе со своим отцом оставался на русской службе до 1618 г., то этого нельзя сказать об остальных.

После 1615 г. Т. Сенпал появляется в документах спустя 3 года, в 1618

г., но уже в качестве гонца приехавшего в Россию с грамотой английского

2

короля с просьбой об отпуске на родину обоих Астонов . То, что это был один и тот же человек, подтверждают его слова, сказанные во время переговоров: "Да говорил гонец Саве (Романчукову - О.С.), чтоб он донес до царского величества, чтоб его царское величество его, Томаса, пожаловал, поволил ему здесь с родимцы видетись, именно со князем Артемьем и с сыном

3

его" . Таким образом, несмотря на решение о поверстании его поместным и денежным окладом, Т. Сенпал или вообще так и не поступил на русскую службу, или же находился на ней очень короткое время, после чего успел вернуться в Англию, а затем вторично приехать в Россию к весне 1618 г.

Что касается Вудгета и Чиналея, то известно, что 7 октября 1615 г. была направлена память дьяку Семену Г оловину (он руководил в эти годы Г а-

4

лицкой Четвертью ) с распоряжением "справить" этих "Аглинские земли вы- езжих немец" в Чети и выдать им годовое денежное жалованье на 1615/16 г.[145] Факт выдачи денежного годового жалованья является безусловным свидетельством того, что оба англичанина поступили на русскую службу. Следует, правда, заметить, что в известных мне документах последующих лет их имена не встречаются; однако это отнюдь не означает, что они не остались на русской службе - вполне вероятно, что они значатся в них со своими, но не

узнаваемо транслитерированными именами, или даже с русскими именами и отчествами в форме на "-ов".

Третья группа иноземцев, поступившая на русскую службу, прибыла в Россию с английским послом Дж. Мерриком. Сведения о них содержатся в т. н. "английской книге" Посольского приказа, в которой зафиксированы переговоры с Мерриком. Во время 2-го тура переговоров, летом 1617 г., английский посол затронул целый ряд вопросов, связанных с судьбой своих соотечественников - выходцев с Британских островов, находившихся тогда на русской службе1. В частности, он ходатайствовал перед русскими властями о том, чтобы их не ссылали на службу в Казань и другие Понизовые города. Выяснилось, что с самим Мерриком в Россию (точнее, на территорию, контролируемую правительством царя Михаила Федоровича) приехало 13 человек: "Ирлянские земли капитан Барнобей; поручик Шеин Голт, Ирлянские

земли, с послом из Ругодива; поручик Бравлей, агличанин, с послом из Вели-

2

кого Новгорода; Джан Мерик, с послом из Ругодива; Томас Аресен , аглича- нин, с послом из Ругодива; Джан Скруп, агличанин, с послом из Ругодива; Рыцерь Бортон, агличанин, с послом из Ругодива; Джан Петров сын Кут, аг- личанин, с послом из Аглинские земли; Бриян Булат, ирлянчик, с послом из Ругодива; Рычер Велч, ирлянчик, приехал с послом из Дедерина; Юрьи Бем- брик, агличанин, приехал из Ладоги с послом; Мартын Фицеэдмонс, ирлян- чик, приехал из Новагорода с послом на Пески; Роборт Русель, агличанин, с [146] [147]

послом из Ругодива."[148] [149] Судя по этому списку, лишь 1 человек - англичанин Джан Кут - приехал в Россию непосредственно из Англии; 7 человек пребыли из Нарвы (Ругодива); 2 человека - приехали из Новгорода; 1 человек - из Дедерина (где проходил первый этап русско-шведских переговоров, посредником на которых был Дж. Меррик); 1 человек - из Ладоги; и наконец, относительно еще одного человека - ирландца капитана Барнобея - нет сведений о том, где он присоединился к английскому послу.

0 том, чем занимались эти люди до приезда в Россию, прямых сведений практически нет. Единственным, кажется, исключением, являются Т. Харисон и, отчасти, Дж. Скруп. Сохранилась запись расспросных речей Ха- рисона, сделанная осенью 1627 г. в связи с его поверстанием в московские иноземцы: "А у выписи Томас Харисон в роспросе сказался: родом он Аг- линские земли; за дедом иво и за отцом в Аглинской земле были именья свои; а он, Томас, после отца своего остался мал. И служил он в Аглинской земле и на море в караблях в роте у капитона у Келистениса Брукса пять лет, а как у аглинских и у галанских немец война была со шпанскими людьми о вере. А после тово служил он в Свейской земле у францусково полковника в полку у Алавина, а после служил в полку у Самила (sic - О.С.) Кобрина. А в первой год имал он найму на один конь, а в другой год на 2, а в третей год на три кони; а на конь имал найму по 9 рублев на месяц. И в прошлом во 124-м году выехал он, Томас, на государево имя из Аглинские земли с послом со князем Иваном Ульяновым. И с ним же, Томасом, вместе выехал товарыщ иво Джан Скруп. А знали, иво, Томаса, и про службу иво ведают, как он

в Свее служил, нововыезжие ж иноземцы: что был прапорщик Роман Маль,

2

Томас Вяст, Вилим Арн, Джан Кенарт." Судя по этой записи, Т. Харисон во время расспроса в Иноземском приказе покривил душой: по его словам, он приехал с Мерриком из Англии, но, как мы видели, по данным Посольского приказа он и Скруп прибыли с английским послом из Нарвы, т. е. с террито-

рии Швеции. Это подтвердили и "знатцы": "А знатцы, что был прапорщик Роман Маль да Томас Вяст, Вилим Арн, Джан Кенарт, сказали по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии крестному целова- нью то ж, что и Томас Харисон про свое отечество и про службу сказал, что они иво, как он служил в Свее в полку у Самоила Кобрина на 3 кони, знали "1. Таким образом, нет даже намеков на то, что 2 профессиональных наемника по каким-то причинам прерывали свою службу на континенте и возвращались на время на родину. В тоже время, упоминание полковника С. Кобрина в качестве начальника обоих англичан позволяет сделать некоторые предположения как о подробностях службы Харисона и Скрупа до перехода на русскую службу, так и о причинах скрывать эти подробности.

Полковник "Кобрин" - это Самюэль (Самуил) Коброн (Cockburn) (иногда - Коборн), шотландский офицер на шведской службе, который в 1609 г.

вербовал британцев для армии Делагарди, а затем в 1610 г. в составе отряда

2

Э. Горна прибыл в Россию и присоединился к этой армии . Генри Бреретон, который служил, по-видимому, под его началом, назвал его бравым воином и полковником кавалерии[150] [151]. Он постоянно всплывает на страницах сочинения

4

Ю. Видекинда под именем Даниила . После Клушина Коброн остался под командованием Делагарди и теперь уже принимал участие в боях с русскими под Ладогой, Новгородом, Гдовом, Тихвином, Бронницами[152] (в частности, в июле 1614 г. взял Новоселицкий острожек[153]); в 1615 г. во время осады Пскова шведскими войсками он, по сведениям Иоганна Рудбека, командовал отря-

дом шотландцев, англичан и французов1; есть данные о причастности его и

2

его отряда к пожару и грабежам в Ивангороде в 1616 г. Учитывая все это, становится понятным желание Харисона - одного из солдат Коброна - не давать повода русским властям полагать, что и он принимал участие во всех этих событиях. Тем более что за это участие он уже расплатился службой в Казани, которая продолжалась вплоть до времени, когда его, наконец, решили перевести в более престижную категорию "московских иноземцев", т. е. до осени 1627 г.

Джон Меррик с марта 1615 г. до июня 1617 г. находился в поездках, связанными с его посредничеством в русско-шведских переговорах, как на территории, принадлежавшей Швеции, так и на русских территориях, оккупированных шведами. Учитывая, что Ивангород - непосредственный сосед Нарвы, можно предполагать, что Харисон и Скруп присоединились к Мерри- ку в Нарве (Ругодиве) не ранее того момента, когда отряд Коброна оказался в Ивангороде, т. е. не ранее 1616 г. Скорее же всего, они приняли решение вновь перейти на русскую службу, когда стало ясно, что русско-шведское мирное соглашение будет вот-вот подписано, или же сразу после его подписания в феврале 1617 г.

Видимо, и остальные пятеро иноземцев, присоединившихся к Меррику в Нарве, также служили под командованием С. Коброна.

Что касается остальных, приехавших с английским послом, то, с учетом того, что они оказались в окружении Меррика либо на шведской территории, либо на оккупированных шведами землях, скорее всего, они также служили в шведском войске. Однако входили они в отряды, которые Дела- гарди и Г орн привели в Московское государство или нет сказать трудно; документов с информацией об их службе до 1617 г. разыскать пока не удалось. [154] [155]

Совсем по-другому обстояло дело с капитаном Барнобеем. Как мы уже знаем, он уже побывал в России в составе отряда Астона, а в этот раз приехал сюда с Мерриком. По его словам, он "быв в Аглинской земле и слыша госу- дарскую милость и призренье ко всяким иноземцом, приехал с аглинским послом со князем Иваном Мериком на его царское имя служити"[156]. Учитывая, что летом 1615 г. он уже находился на русской службе и участвовал в военных действиях[157] [158] [159], в Московское государство он, по-видимому, действительно приехал из Англии вместе с послом, однако это произошло не в 1617 г., а тогда, когда Меррик впервые в ходе данного посольства прибыл в Московское

3

государство, т. е. в конце 1614 г.; 22 декабря он со свитой прибыл в Москву . Учитывая, что первая аудиенция у царя состоялась 1 января 1615г., а до нее вряд ли возможны были какие-либо решения по поводу поступления на службу приехавших с послом иноземцев, годом поступления капитана Бар- нобея на русскую службу следует считать именно 1615-й.

Вместе с Барнобеем приехали и поступили на службу еще два человека - "агличане Иван Фельтин да Иван Петров, которые, отстав от посла ж, били

4

челом на государево имя" . "Петров" - это, скорее всего, отчество; в одном из документов встречается его фамилия - Кухнилин или Кухнелин[160]. Судя по тому, что оба англичанина вместе с Барнобеем принимали участие в одних и тех же боевых действиях в 1615 г., по-видимому, они все поступили на русскую службу одновременно.

Третью группу иноземцев, крайне небольшую по численности, составляют те, кто самостоятельно прибывал в Московское государство с целью поступления на службу. Упоминания о них мы находим в уже упоминавшемся списке иноземцев, посылаемых на службу в понизовые города, составленном летом 1617 г. во время переговоров с Дж. Мерриком. Это были,

во-первых, англичане Давыд Кук и Якуб Унтер. В Посольской книге отмечено, что оба они приехали "от Архангильского города"[161] [162], и эта краткая ремарка, позволяет предположить, что в данном случае мы имеем дело с самостоятельным приездом иноземцев с целью поступления на русскую службу. Во-

2

вторых, это был "Данило Ферел, шкотченин, приехал сего лета ис Свии" . Такая формулировка однозначно указывает на его самостоятельный приезд в 1617 г.

К этой же группе, с известной натяжкой, можно отнести еще одного человека из упомянутого списка 1617 г.: "Рычер Велч, ирлянчик, приехал из

3

Дедерина к послом" . Такая формулировка позволяет полагать, что Велч приехал к ведшим переговоры со шведской делегацией русским послам, по- видимому, с целью поступить на русскую службу. Поскольку никакой информации о его службе в армии шведского короля нет, нет и оснований считать его перебежчиком (хотя предполагать такое вполне возможно). Что касается времени его "выхода", то это могло произойти как в 1616 г., так и в 1617 г. Однако, весьма вероятно, что в списке посольской книги имеет место описка. Дело в том, что Рычер Велч в ней упомянут дважды. Первый раз под рубрикой "Приехали с послом со князем Иваном" говорится: "Рычер Велч, ирлянчик, приехал с послом из Дедерина"; во второй раз о нем сказано под рубрикой "Иноземцы ж": "Рычер Велч, ирлянчик, приехал из Дедерина к послом". Конечно, существование двух полных тезок-ирландцев вполне допустимо, однако то, что они оба в одно и то же время оказались в Дедерине и приехали в Россию с Мерриком - выглядит почти невероятным. Тем более что если во втором случае предлог "к" был ошибочно написан вместо предлога "с", то мы имеем дело практически с одной и той же фразой, повторенной с небольшим изменением дважды в разных частях одного списка. В этом

случае, разумеется, никакого ирландца Велча, приехавшего к русской делегации, не существовало.

И, наконец, четвертую группу составляют те иноземцы, подробности, а главное характер, "выхода" которых неизвестны.

10 сентября 1613 г. было выдано жалованье "нововыезжему немчину" Анцу Антуру. В расходной книге Казенного приказа по этому поводу есть только одно краткое пояснение: "А пожаловал государь его за выход"[163] [164] [165] [166]. Учитывая, что, даже с учетом московской волокиты и сложностями первого года царствования нового государя, промежуток между "выходом" и выдачей "выходного" жалованья" вряд ли мог составлять более 9-ти месяцев, "выход" А. Антура состоялся в том же 1613 г.

29 сентября 1613 г. жалованье в Казенном приказе было выдано двум

2

лифляндцам - Петру Арбену и Балсырю Алману . Каких-либо пояснений в

3

расходной книге приказа нет . Исходя из ситуации 1613 г., основных поводов для выплаты могло быть два - "служба" и "выход". Однако представляется, что в данном случае, с большей долей уверенности можно предполагать выплату "выходного жалованья", за выход, который состоялся, скорее всего, в том же 1613 г.

6 октября 1613 г. жалование "за выход и за тифинскую осадную служ-

4

бу" получил немчин Влас Алексеев . Тихвинское "осадное сидение" продолжалось с середины июля до середины сентября 1613 г.[167] "Вышел" ли В. Алексеев во время осады Тихвина (т. е. был ли он перебежчиком) или же это произошло в предшествующие месяцы - из краткой записи в расходной книге

Казенного приказа понять невозможно. Если верно второе, то, скорее всего, "выход" состоялся все же в 1613 г.

21 декабря 1613 г. "выходное" жалованье получил "выезжей немчин пинардник Иван Микулаев"[168] [169] [170] [171]. Спустя почти два месяца он вновь получил жалованье в Казенном приказе, но в этом случае в документе не указан повод

2

выдачи .

29 января 1614 г. жалованье было выдано "выезжим фрянцовским нем- цом Петру Памросову, Яну Гамрашину Руденфу"; "а пожаловал их государь за то, что оне, на государево имя вышли из Смоленска в полки к столни-

3

ком и воеводам ко князю Дмитрею Черкаскому с товарыщи" . Русские войска под командованием кн. Д. М. Черкасского подошли под Смоленск после сдачи Белой, т. е. в сентябре 1613 г. Следовательно, "выход" обоих французов состоялся, либо в сентябре-декабре 1613 г., либо в самом начале января 1614 г. Первое - более вероятно; и поэтому целесообразно отнести их к выходцам 1613 г.

4

27 мая 1614 г. получил жалованье "за выход" Индрик Смет . Где и как "вышел" этот немчин - неизвестно; не исключено, что он был перебежчиком. Однако при отсутствии указаний на это, полагаю возможным отнести его к добровольно приехавшим на службу в Московское государство.

7 июня 1614 г. жалованье было выдано "выезжему немчину" Филиппу Юрьеву[172]; каких-либо подробностей этого "выезда" нет, однако, состоялся он, скорее всего, в том же 1614 г.

6 июля 1614 г. в Казенном приказе жалованье получила целая группа иноземцев[173]. Хотя в расходной книге нет указаний на то, что жалованье было "выходным", и не приводится вообще никаких мотивировок его выдачи, некоторые предположения сделать все-таки можно. В отличие от большинства прочих выдач, которые, как правило, ограничивались одним портищем сукна того или иного качества, выдача в этот день включала в себя целый набор вещей - меха, изделия из серебра, а также более дорогие, нежели сукно, виды ткани. Такой состав жалованья позволяет предположить, что мы в данном случае имеем дело либо с "выездом на государево имя", т. е. с приездом из-за границы с целью службы в России, либо с перебежчиками, доставившими какие-то особо ценные сведения о противнике. Первое представляется более вероятным. Из этой группы иноземцев западноевропейцами были "стражник Англинские земли" Ян Паус, а также "францужены" - Гаврила Шерент "с товарыщи", которых насчитывалось 8 человек; имена семерых французов в источнике не указаны.

20 октября 1614 г. получили в Казенном приказе жалованье "нововы- ежжие немцы" Мартын Иванов и Томос Ляттт[174] [175] [176] [177]. С учетом даты выдачи жалованья, их выход состоялся, скорее всего, в 1614 г.

1 февраля 1615 г. жалованье "за выход" получил Мартын Мартынов -

2

"выезжей дворенин Дацкие земли" . В июне того же года в Посольском приказе было принято решение о выплате ему годового жалованья "из Чети", а в ноябре из Посольского приказа в Галицкую Четверть была направлена память с распоряжением выплатить датчанину "четвертново денежново жало-

3

ванья на нынешней на 124-й год половину ево окладу" . Этот факт - явное свидетельство того, что "датский дворянин" поступил на русскую службу.

21 мая 1615 г. в Казенном приказе получил жалованье немчин Якуш

4

Иванов . Учитывая, что в этот период жалованье выдавалось, главным образом, "за выход", с большой долей вероятности можно предположить, что в данном случае мы имеем дело именно с "выходным" жалованьем, а Я. Иванов оказался на русской службе в 1615 г.

В 1616 г. на русскую службу приехали 4 человека: шотландцы Андрей Шав и его племянник Томас Карь и два уроженцы "Цесарские области" - Томас Крестьян и Степан Азмон. Сведения о них сохранились лишь в памяти из Посольского приказа на Казенный Двор о выдаче "выезжим немцам" тканей в качестве составной части выходного жалованья \ Учитывая, что документ датирован 14 сентября 1616 г., можно, даже с учетом "московской волокиты", с уверенностью утверждать, что все четверо прибыли в Россию именно в

1616 г.

Во время уже упоминавшихся переговоров Дж. Меррика в Москве в

1617 г. английский посол ходатайствовал за группу иноземцев, которые в источнике значатся под рубрикой "Иноземцы ж, которые выехали на государе-

2

во имя со князем Ортемьем Астоном" . В эту группу записаны 7 человек. Четверо из них, действительно, значатся в составе отряда А. Астона и поступили на службу в 1614 г. Остальные три человека в известных мне документах, связанных с этим отрядом, не упоминаются. Нет их и среди иноземцев, приехавших с Астоном-младшим в 1615 г. В Посольской книге они названы так: "Миколай Юнк, агличанин; Ондрей Андерьсен, голанец; капитан Сансон Сей, францужанин, живет у князя Ортемья, а откуды и коли приехал, того не

3

писано" . Вполне возможно, что, заботясь об их судьбе, Меррик намеренно связал их с именем Астона-старшего, к которому, в силу его знатного происхождения, в Москве до поры до времени относились с известным пиитетом. [178] [179] [180]

С учетом того, что в 1617 г. их планировали послать на службу в Казань, условно можно считать началом их русской службы 1617-й год.

Основные данные об иноземцах, приехавших на русскую службу в эпоху Смуты, приведены в Табл. II-1.

Таблица II-1.

Выходы и выезды 1610-х гг.* [181] [182]

Имя Земля Чин 1

Год

Примечания Источник
1. отец Федорова Якова 1606-1610 РР. Стб. 615.
2. Иванов Никанор Цес 1610 армия Делагарди СМС. № 799. Л. 164-165.
3. Г амолтов Петр Шотл? кап-н 1610 армия Делагарди СМС. № 799. Л. 2.
4. Маль Роман Англ прап-к 1610 армия Делагарди СМС. № 799. Л. 2, 3.
5. Петров Онкудин Фр 1610 армия Делагарди СМС. № 799. Л. 10.
6. Алексеев Влас 1613 ? РКТВ-1613. С. 165.
7. Алман Балсырь Лифл 1613 ? РКТВ-1613. С. 163.
8. Антур Анц 1613 РКТВ-1613. С. 155.
9. Арбен Петр Лифл 1613 ? РКТВ-1613. С. 163.
10. Микулаев (Миколаевич) Иван пин-к 1613 РКТВ-1613. С. 207.
11. Памросов Петр Фр 1613 из-под Смоленска РКТВ-1613. С. 232.
12. Руденф Ян Г амрашин Фр 1613 из-под Смоленска РКТВ-1613. С. 232.
13. Иванов Мартын 1614 Малов. С. 162.
14. Ляш Томос 1614 Малов. С. 162.
15. 2

Мартынов Мартын

Дат дв-н 1614 с датским посланником Ф.53.Оп.1.1620.№1.Л.13.
16. Паус Ян Англ стр-к 1614 РКТВ-1613. С. 332.
17. Смет Индрик 1614 Малов. С. 179.
18. Шерент Г аврила Фр 1614 РКТВ-1613. С. 332.
19. 3

имя неизвестно

Фр 1614 РКТВ-1613. С. 332.
20. имя неизвестно Фр 1614 РКТВ-1613. С. 332.
21. имя неизвестно Фр 1614 РКТВ-1613. С. 332.
22. имя неизвестно Фр 1614 РКТВ-1613. С. 332.
23. имя неизвестно Фр 1614 РКТВ-1613. С. 332.
1


Имя Земля Чин 1

Год

Примечания Источник
24. имя неизвестно Фр 1614 РКТВ-1613. С. 332.
25. имя неизвестно Фр 1614 РКТВ-1613. С. 332.
26. Юрьев Филипп 1614 ? РКТВ-1613. С. 313.
27. Астон Артур Англ кн 1614 отряд Астона Ф. 35. № 52. Л. 95, 110-111.
28. Герн Томас Шотл 1614 отряд Астона Ф. 35. № 52. Л. 95, 110-111.
29. Г рафин (Г рифон) Вилим (Ульян) Англ 1614 отряд Астона Ф. 35. № 52. Л. 95, 110-111.
30. Г рафин (Г рафтин, Г рафтон) Джан прап-к 1614 отряд Астона Ф. 35. № 52. Л. 95, 110-111.
31. Дрюм (Дромант) Юрий 1614 отряд Астона Ф. 35. № 52. Л. 95, 110-111.
32. Индриков Индрик 1614 отряд Астона Ф. 35. № 52. Л. 95, 110-111.
33. Кар Джан 1614 отряд Астона Ф. 35. № 52. Л. 95, 110-111.
34. Матвеев (Бинит) Томас 1614 отряд Астона Ф. 35. № 52. Л. 95, 110-111.
35. Форсей (Фарсеев, Черв, Юрьев)

Давыд (Андрей)

Шотл 1614 отряд Астона Ф. 35. № 52. Л. 95, 110-111.
36. Шав Яков Шотл рот-р 1614 отряд Астона Ф. 35. № 52. Л. 95, 110-111.
37. Кук Давыд Шотл? 1614/15 Ф. 35. № 52. Л. 112; ПКРА. С. 187.
38. Кунигем Данил Шотл 1614/15 Ф. 35. № 52. Л. 112.
39. Орн Роман Шотл 1614/15 Ф. 35. № 52. Л. 112.
40. Унтор Якуб Шотл? 1614/15 Ф. 35. № 52. Л. 112; ПКРА. С. 187.
41. Фаркисов Юрий Шотл 1614/15 Ф. 35. № 52. Л. 112.
42. Иванов Якуш 1615 ? Малов. С. 162.
43. Бигит Луран Фр 1615 ? псковский выходец Жордания. Французы. С. 300
44. Вотрин Яган Фр 1615 ? псковский выходец Жордания. Французы. С. 300
45. Ренбин Иван Фр 1615 ? псковский выходец Жордания. Французы. С. 300
46. Шатанин Ждан Фр 1615 ? псковский выходец Жордания. Французы. С. 300
47. Астон Артемий кн 1615 из Англии Ф. 150. 1615. № 2. Л. 8-9; АВРИ. Стб. 118.
48. Вудгет Ян шл-ч 1615 из Англии с Асто- ном-мл. Ф. 150. 1615. № 2. Л. 8-9; АВРИ. Стб. 118.; Ф. 396. №

38088.[183]

49. Сенпал (Сентпал) Томас дв-н 1615 из Англии с Асто- ном-мл. Ф. 150. 1615. № 2. Л. 8-9; АВРИ. Стб. 118.
50. Чиналей Фрянсис дв-н 1615 из Англии с Асто- ном-мл. Ф. 150. 1615. № 2. Л. 8-9; АВРИ. Стб. 118; Ф. 396. № 38088.

Имя Земля Чин 1

Год

Примечания Источник
51. Барнобей (Фицпатрик Барнобей Иванов) Ирл кап-н 1615 с Мерриком ПКРА. С. 187.
52. Кухнелин (Петров) Иван Англ 1615 с Мерриком Ф. 150. 1615. № 4. Л. 2.
53. Фельтон (Фельтин) Иван Англ 1615 с Мерриком Ф. 150. 1615. № 4. Л. 2.
54. Азмон Степан Цес об 1616 Ф. 396. № 127.
55. Карь Томас Шотл 1616 Ф. 396. № 127.
56. Крестьян Томас Цес об 1616 Ф. 396. № 127.
57. Руперов Андрюшка Люб 1616 «вышел от немецких людей на Опоч-

ку»

Ф. 396. № 122.
58. Шав Андрей Шотл 1616 Ф. 396. № 127.
59. Велч Рычер Ирл 1616 - 1617 с Мерриком ПКРА. С. 188.
60. Кук Давыд Англ 1617 из Архангельска ПКРА. С. 187.
61. Унтер Якуб Англ 1617 из Архангельска ПКРА. С. 187.
62. Ферел Данила Шотл 1617 из Швеции ПКРА. С. 188.
63. Бембрик Юрий Англ 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187.
64. Бортон Рыцерь Англ 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187.
65. Бравлей Англ пор-к 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187.
66. Булат Бриян Ирл 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187.
67. Велч Рычер Ирл 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187, 188.
68. Г олт Шеин Ирл пор-к 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187.
69. Кут Джан Петров с. Англ 1617 с Мерриком из Англии ПКРА. С. 187.
70. Мерик Джан 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187.
71. Русель Роборт Англ 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187.
72. Скруп Джан Англ 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187.
73. Фицеэдмонс Мартын Ирл 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187.
74. Харисон (Аресен) Томас Англ 1617 с Мерриком ПКРА. С. 187.
75. Андерсен Андрей Гол 1617 ? ПКРА. С. 187.
76. Сей Сансон Фр кап-н 1617 ? ПКРА. С. 187.
77. Юнк Николай Англ 1617 ? ПКРА. С. 187.
* Принятые сокращения:


в столбце "Земля": Англ - Английская; Гол - Голландская; Ирл - Ирландская; Лифл - Лифляндская; Люб - Любская; Фр - Французская; Цес - Цесарская; Цес об -Цесарская область; Шотл - Шотландская; знак вопроса - предположительная принадлежность иноземца к "земле".

в столбце "Чин": дв-н - дворянин; кап-н - капитан; кн - князь; пин-к - пинардник или пинарщик; пор-к - поручик; прап-к - прапорщик; рот-р - ротмистр; стр-к - стражник; шл-ч - шляхтич;

СМС - РГАДА. Ф. 210. Столбцы Московского стола; Ф. 35. - РГАДА. Ф. 35. Оп. 1; Ф. 150 - РГА- ДА. Ф. 150. Оп. 1; Ф. 396 - РГАДА. Ф. 396. Оп. 1.

<< | >>
Источник: Скобелкин Олег Владимирович. Западноевропейцы на русской военной службе в XVI - 20-х гг. XVII в.. 2015

Еще по теме "Выезды " 10-х гг. XVII в.:

  1. Глава XVII.
  2. Глава XVII
  3. Глава XVII
  4. ГЛАВА XVII (61)
  5. ГЛАВА XVII (90)
  6. Глава  XVII
  7. ЗАВОЕВАНИЕ КАЗАКАМИ АМУРА В XVII ВЕКЕ
  8. КАРТЕЗИАНСТВО В XVII
  9. Глава XVII. Последняя война Петровской армии
  10. ГЛАВА XVII О ПРИЧИНАХ, ВОЗНИКНОВЕНИИ И ОПРЕДЕЛЕНИИ ГОСУДАРСТВА
  11. Глава XXIII. Секты XVII и XVIII веков
  12. ГЛАВА XVII ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА ИНДИИ