<<
>>

§3. Разведывательно-диверсионная деятельность империалистических разведок против Украинской ССР.


Разведка во все времена развития человеческого общества играла важную роль в формировании его внутреннего и, особенно, внешнеполитического курса. Она под влиянием военно-стратегических факторов постоянно возрастает.
Например, в период капиталистического развития, вплоть до конца XIX столетия, разведывательная деятельность активизировалась, преимущественно, под влиянием военных столкновений между государствами, колониальных захватов, дележа добычи и т.п. Она добывала секретную информацию, необходимую, например, командованию для предстоящего сражения с противником, или, скажем, для министров иностранных дел перед какой-либо политической конференцией.

В эпоху империализма его агрессивность в захватах новых территорий усиливается. При этом роль разведывательных и специальных служб возрастает: создаются системы «стратегической разведки», обслуживающие «большую политику». Это обусловливается, с одной стороны, необходимостью разведывательно-информационного обеспечения враждебных акций империалистов, с другой - проведением актов непосредственного подрыва их жертв, что наглядно подтверждается всем ходом борьбы иностранных разведок против Советской Республики в годы Гражданской войны и дальнейшем ее становлении.
После победы Великого Октября свергнутые эксплуататорские классы не сложили оружия. Опираясь на поддержку контрреволюции и разведывательных служб международного империализма, они выступили единым фронтом против молодой Республики Советов. Буржуазия и империалисты не смогли смириться с потерей фабрик и заводов, ранее принадлежавших им и рынка сбыта своих товаров. В своем стремлении восстановить старые буржуазные порядки в России, они не остановились перед развязыванием Гражданской войны в стране и расчленением ее территории. Империалисты Антанты, белогвардейские армии Алексеева и Деникина, на Дону отряды Каледина и Краснова, в Сибири - Колчака, захватили значительную экономически важную часть советской территории: Донбасс (каменный уголь и железная руда), Баку (нефть) и др. В занятых регионах оккупанты установили жесточайший режим насилия и произвола над мирным населением. Тысячи ни в чем неповинных рабочих и крестьян были убиты и замучены, многие содержались в нечеловеческих условиях в тюрьмах и концлагерях на острове Мудьяго и побережье бухты Йоганьга.
Враждебные акции империалистов и их разведок были направлены на свержение Советской власти. Они осуществлялись в наиболее острых и опасных формах: контрреволюционных заговорах, вооруженных мятежах, бандитско-повстанческих проявлениях, саботаже, вредительстве, террористических актах над выдающимися деятелями Компартии и правительства, диверсиях на транспорте и иных народнохозяйственных объектов.
Реакционные силы, действующие внутри страны, при непосредственном участии иностранных специальных служб, довольно активно прибегали к осуществлению попыток государственного переворота путем заговоров. Эта форма подрывной деятельности противника является весьма опасной. Вооруженные выступления враждебных элементов против законной власти подготавливаются конспиративно
при непосредственном участии разведывательных органов империалистических государств. Для маскировки подрывной работы они широко использовали дипломатические и иные официальные представительства своих стран.
Убедительными примерами этому являются раскрытые органами ВЧК крупнейшие контрреволюционные заговоры, именуемые «заговором послов», английского разведчика Поля Дюкса и др.
Организаторами «Заговора послов» выступили иностранные разведывательные и специальные службы при активном и непосредственном участии их дипломатических представительств: американской миссии во главе с послом Френсисом, начальника американской миссии Красного Креста Уордвела, американского генерального консула Пуля, английского посольства военного атташе Кроми, английских разведчиков Рейли и Локкарта, сотрудников французского посольства во главе с Нулсаном и др.
«Заговор послов» охватывал своим участием ряд крупных контрреволюционных организаций, созданных из числа реакционно-настроен- ных офицеров бывшей царской армии, помещиков, кулаков и других антисоветских элементов.
В начале «заговора» предусматривался мятеж враждебно настроенной части чехословацкого корпуса, организованный империалистами. К моменту выступления заговорщиков враги Советской власти приурочивали вооруженные выступления в Костроме, Рыбинске, Муроме и еще в 20-ти городах центральной части России. Заговорщики планировали путем совершения массовых террористических актов над руководителями Компартии и правительства, а также многочисленных вооруженных выступлений контрреволюционеров, по их мнению, дезорганизуют оборону страны, что позволит им свергнуть власть Советов. Надо сказать, что для осуществления своих замыслов заговорщики располагали значительными возможностями. Только в Москве контрреволюционная организация «Союз защиты родины и свободы», на которую они делали большую ставку, насчитывала несколько тысяч реакционно-настроенных офицеров и юнкеров. В ее распоряжении имелись склады с оружием и боеприпасами, располагала значительными денежными средствами.
В «заговоре послов» сплелись разведки основных империалистических стран мира.
Таким же опасным для Советской Республики является раскрытый органами ВЧК заговор английского разведчика Поля Дюкса. Заговорщики имели обширные связи среди контрреволюционеров, занимавших
высокие посты в 7-й Красной Армии, действовавшей на петроградском направлении фронта.
Планом заговора было предусмотрено к моменту наступления армии Юденича на Петроград, поднять в городе восстание. Для этого заговорщиками было сформировано 12 вооруженных отрядов, которые должны были захватить Смольный, гостиницу «Астория», в которой проживали руководящие партийно-советские работники города, помещение Петроградской ЧК, телеграф и электростанцию. Планом заговора было также предусмотрено использовать в качестве боевой силы некоторые воинские части 7-ой Красной армии, неустойчивых в политическом отношении и линкор «Севастополь». Осуществлению планов заговора не суждено было сбыться. Чекистскими органами Петрограда он был обезврежен. При его ликвидации арестовано около 400 заговорщиков, изъято большое количество оружия, боеприпасов и другое вооружение.
Мятежи, как форма военно-разведывательной деятельности, представляют собой конспиративно подготовленные разведкой и контрреволюционерами вооруженные выступления оппозиционных сил законному правительству в целях захвата власти в центре и на местах. Так, в годы Гражданской войны мятежи совершались во многих регионах страны. В начале июля 1918 года в Москве левые эсеры подняли мятеж, имевший целью свержение власти Советов. Тогда же контрреволюционеры, при поддержке империалистических специальных служб, организовали вооруженные мятежи в Ярославле, Рыбинске, Брянске, Великих Луках и других городах страны. Если в большинстве городов выступления мятежников органы ВЧК сумели сравнительно легко подавить, то в Ярославле контрреволюционерам удалось свергнуть Советскую власть, зверски расправиться с сотрудниками местного Совета и его активом. Более того, они арестовали большую группу местного населения, погрузили ее на баржи для потопления на Волге. Для подавления мятежа Советским военным командованием были привлечены крупные силы Красной Армии и чекистских подразделений.
Империалистические разведывательные и специальные службы также принимали непосредственное участие в организации и руководстве одной из самых острых и опасных форм подрывной деятельности противника - бандитизма. Английская разведка, например, ведя борьбу против Советов, в годы Гражданской войны организовывала и инспирировала бандитскую деятельность петлюровцев, белогвардейцев и других антисоветских элементов на территории Украины.

Переброшенные из-за кордона банды, сформированные из остатков разгромленных армий Деникина, Юденича, Врангеля и др., совершали вооруженные нападения на органы власти, промышленные объекты, учреждения, охраны общественного порядка. Они опустошали целые районы, грабили банки, магазины, поезда, учиняли зверские расправы над партийно-советскими работниками и их активом. Банды создавались и внутри страны. В их состав входили украинские буржуазные националисты, кулаки, анархисты, уголовно-деклассированные элементы. Эти действия бандитов преследовали цель - дезорганизовать общественную и хозяйственную жизнь и управление в республике. Нередко они были рассчитаны и на подготовку условий для захвата власти местных органов. Однако все потуги бандитов реставрировать капиталистический строй в республике, были обречены на провал. Бандитизм на территории Украины был ликвидирован.
В арсенале средств политического насилия, используемых империалистическими разведками, не последнее место отводилось террористическим актам в отношении политических противников. Цель террора была не только физическое уничтожение наиболее активных противников империализма, но и внести смятение в ряды антиимпериалистических сил и их устранение.
После того как военная интервенция объединенных сил международного империализма и вооруженная борьба внутренней контрреволюции окончились крахом, враги революции при поддержке иностранных разведок перешли к новой, более изощренной форме подрывной деятельности - вредительству, т.е. к скрытому нанесению ущерба материальным ценностям страны. В циркуляре ОГПУ №223 от 24 августа 1928 года говорится, что основной формой их враждебной деятельности в промышленности является техническое вредительство при помощи контрреволюционных организаций, состоявших из крупных специалистов. «Промышленность, транспорт и торговля являются основными точками приложения их антисоветских сил».1
Многие представители инженерно-технической интеллигенции старой школы с первых лет революции связали с ней свою судьбу и играли выдающуюся роль в промышленности, в создании новой техники. Но среди их имелись и реакционные группы, резко враждебные Советской власти. Это были те кадры, которые занимали в капиталистической промышленности России командные посты, нередко
Акимов И.Н. Органы госбезопасности в период социалистической индустриализации и подготовки условий Для коллективизации сельского хозяйства, 1926-1929гг. ВКШ КГБ СССР, 1971, л.13.

сами являлись собственниками акционерных обществ. Верхушка старых специалистов, тесно связанная со своими хозяевами, а нередко и с империалистическими кругами Запада, сначала надеялась на вооруженное свержение Советской власти, а после краха интервенции мечтала о мирном перерождении Советского государства. Когда рухнули и эти надежды, она перешла от саботажа к активному вредительству.
В 1928 году органами ОГПУ была раскрыта крупная вредительская организация в Шахтинском угольном районе Донбасса, созданная бывшими шахтовладельцами и группой старых специалистов. Вредители портили машины, вентиляцию, устраивали обвалы, взрывы, поджоги шахт, заводов и электростанций. Участники этой организации были связаны с бывшими русскими и иностранными собственниками, а также с иностранной разведкой и ставили своей целью разрушение угольной промышленности, как важнейшей топливной базы Советского Союза.
Деятельностью шахтинцев руководил, так называемый, парижский центр в составе бывших русских заводчиков и фабрикантов. От этого центра участники шахтинской контрреволюционной организации получали указания и деньги на проведение враждебной деятельности.
Вредительские организации были также вскрыты и обезврежены на железнодорожном транспорте, организацию возглавляли начальник сектора центрально-планового Управления НКПС Мекк, бывший дворянин, председатель транспортной секции Всесоюзной Ассоциации инженеров - Величко, в прошлом тоже дворянин и др.
В золото-платиновой промышленности контрреволюционную вредительскую организацию возглавил Пальчинский, бывший зам. министра торговли и промышленности в правительстве Керенского.
Внутренняя контрреволюция в союзе с империалистическими разведывательными и специальными службами в борьбе против республики Советов весьма активно использовали также опасную форму подрывной деятельности - шпионаж. Это скрытое подавление неугодного империалистам Советского государства. Об активности этой формы подрывной деятельности свидетельствует следующие факты: почти каждая заговорщицкая антисоветская организация в России бала непосредственно связана с иностранной разведкой. Например, с английской разведкой были установлены преступные связи организация Поля Дюкса, «Союз защиты родины и свободы», «Тактический центр», «Заговор Локкарта и Сиднея Рейли» и др. С французской разведкой поддерживали преступные связи «Организация борьбы с большевиками
и по отправке войск Каледину», «Союз возрождения России» и др. С «ПОВ» (Польска организация войскова) - с польской разведкой. Она создала широко разветвленную сеть своих филиалов, которые находились в Киеве, Одессе, Харькове, Ровно, Житомире и др.
Шпионаж этих организаций приобрел тотальный характер: собиралась информация о Советской Республике и, прежде всего, о ее военноэкономическом и морально-политическом потенциалах.
Кроме этих наиболее крупных контрреволюционных формирований, разведывательной деятельностью занимались значительное количество региональных организаций и групп, многие из которых возглавлялись представителями иностранных дипломатических служб:
А.Пиро - консул Бразилии, А.Лиляк - сотрудник французской разведки, Серефадис - секретарь греческого консульства и др.
В эти годы рост противоречий внутри капиталистического лагеря привел в 1929 году к небывалому мировому экономическому кризису. Он проходил в условиях общего кризиса капитализма, что обусловило его острый и глубокий характер. Усиление противоречий внутри империалистической системы сопровождалось растущей агрессивностью капиталистических государств, их разведывательных и специальных служб против Страны Советов: массовая заброска вражеской агентуры и бандформирований на территории республики, организация провокаций против советских представительств за рубежом, систематические нарушения государственной границы УССР и др.
В это время наиболее активно проводила подрывную деятельность против УССР французская разведка. В 20 - 30 годах на территории Северной Буковины и Польши функционировал ее т.н. «Черновицкий центр», возглавлявшийся консулом в Черновцах, Гоноритом.1 Он в массовом порядке забрасывал свою агентуру с враждебными заданиями на территорию УССР.
Кроме того, для активизации подрывной деятельности против страны Советов, французская разведка создала разведывательные посты на территории сопредельных с Украиной государств: Польши, Румынии, Турции, Прибалтики и др., которые функционировали под прикрытием различных торговых фирм, концессий и др. предприятий. Эти подразделения проводили подрывную работу по региональному принципу. Так, Рижский разведывательный пункт проводил разведывательную деятельность в Москве и Ленинграде. Польский - на Украине и Белоруссии и др.
’ Архив КГБ УССР, ф. печ. изд. д.372, т.38, л.5.

Наряду с этим, для сбора секретной информации широко привлекались специалисты, работавшие по договорам на заводах и различных стройках страны, журналисты и др. Так, большинство специалистов фирмы «Дистикон» на Украине и в Крыму, являлись ее агентами.
Французская разведка разведывательную работу на территории СССР проводила и под прикрытием своего посольства, а также через агентуру, завербованную из числа отдельных антисоветски настроенных советских граждан.
Одновременно активизировала разведывательно-диверсионную деятельность против СССР английская разведка. Ее резидентуры были созданы во всех сопредельных с украинской республикой государствах: Польши, Турции, Румынии, Прибалтики, а также в странах, где находились представители советских учреждений: в Германии, Австрии, Болгарии, Югославии и др.
В подрывной работе англичане использовали свое консульство в Черновцах, возглавлявшееся опытным разведчиком, консулом Спель- тоном. Он непосредственно принимал участие в инструктаже и переброске агентуры на территорию Украины.[134]
Английская разведка в подрывной работе против Страны Советов широко использовала представителей своих фирм: «Метро-Виккерс», «Лена-Гольдфилдс» и др. Только по делу «Метро-Виккерс» в 1933 году органами ОГПУ было разоблачено и привлечено к уголовной ответственности 27 агентов, прибывших в СССР как специалисты на строительство заводов, фабрик и др. промышленных объектов.[135]
В условиях все большего обострения международной обстановки и расширения военной агрессии фашистской Германии в сторону Советского Союза, империалистические государства Англия, Франция и их разведки проводили активную подрывную деятельность против СССР, используя польские разведывательные и специальные службы.
После разгрома польской армии, бывший командующий вооруженными силами Польши генерал Сикорский в октябре 1939 года в Ангерсе, около Парижа, сформировал так называемое, «польское правительство», являвшееся центром контрреволюционных формирований, проводивших подрывную работу против СССР и Германии. В составе «правительства», наряду с другими подразделениями, был создан и разведывательный отдел под руководством бывшего сотрудника
2-го отдела польского генерального штаба Василевского.[136] Английская и французская разведки стали настойчиво требовать от него проведения разведывательно-диверсионной и повстанческой деятельности на территории западных областей Украины.[137]
С этой целью в ноябре - декабре 1939 года на базе существовавших в Румынии и Венгрии посольств и консульств бывшего польского государства были сформированы польские разведывательные органы, которые действовали под руководством английской и французской разведок[138]. Разведывательный центр вновь созданной польской разведкой находился в г. Бухаресте и размещался в здании военного атташе посольства панской Польши. 'Тогда же были созданы филиалы этого центра в городах: Бухаресте - возглавлял капитан Криштович; Черновцах - майор Нетецкий; Драгашанах - капитан Кавна и местечке Караколе - капитан Гурский[139]. Был также создан филиал польской разведки и в Венгрии, который находился в г. Ужгороде[140]. Эти филиалы занимались подбором и изучением кандидатов на вербовку в качестве агентов для использования в шпионской работе на территории Украинской Республики.
Характерной особенностью вновь созданных на территории Румынии и Венгрии польских разведывательных подразделений является то, что подавляющее большинство их гласного состава состояло из бывших сотрудников 2-го отдела генерального штаба бывшей польской армии, поэтому они имели большой опыт в проведении подрывной деятельности против СССР. Все указанные выше начальники филиалов польского разведцентра являлись в прошлом сотрудниками 5-й Львовской экспозитуры польской разведки, а также Чертковского и других разведпунктов, проводивших ранее активную разведывательно-дивер- сионную и иную подрывную деятельность на советской территории.
Для организации подрывной работы против СССР, сразу же после создания польского разведцентра и его филиалов, из Бухареста в г. Черновцы приезжал военный атташе посольства Англии в Румынии, который дал подробные указания польскому консулу Пейману и английскому вице-консулу Скельтону об активизации шпионской деятельности в западных областях Украины[141].

Перед вновь созданными органами польской разведки, руководством английской и французской разведок были поставлены следующие основные задачи: создание широко разветвленной и хорошо законспирированной агентурной сети на территории СССР и, главным образом, в районах Западной Украины, способной изучить военные и мобилизационные мероприятия Красной Армии; создание и подготовка на территории западного региона Украины широко разветвленных повстанческих организаций и групп; создание на территории СССР диверсионно-террористических кадров; объединение в единый центр борьбы против Советской власти членов различных ранее существовавших в Польше контрреволюционных националистических организаций'.
Для практического осуществления этих задач, польскими разведорганами на территории Румынии и Венгрии в приграничных районах были созданы, так называемые, «операционные базы», в функции которых входило: организация в пограничной с УССР полосе нелегальных переправочных пунктов для переброски на советскую территорию своих вооруженных банд[142]. «Операционные базы» также должны были снабжать данную категорию лиц оружием, антисоветской литературой и другими средствами проведения подрывной работы против СССР. Деятельность «операционных баз» по заброске агентуры координировалась с разведорганами Румынии и Венгрии[143].
Органами НКВД УССР в тот период были выявлены подобные переправочные пункты в городах Яссах, Фокшаве, Браилове, Сторож- неце и др.[144] Причем, через каждый из этих пунктов перебрасывалась агентура, которая должна была действовать по региональному принципу. Например, через переправочный пункт в гор. Браилове перебрасывалась агентура для проведения подрывной работы в направлении Южной Добруджи; через переправочный пункт в гор.Сторожнеце перебрасывалась агентура для враждебных действий в направлении Северной Буковины[145] и т.д.
Через указанные выше и другие переправочные пункты на Советскую территорию перебрасывалось большое количество польской агентуры. Об этом свидетельствует показания бывшего сотрудника 2-го отдела генерального штаба румынской армии Мельникова, который на допросе заявил: «Я принимал активное участие в экипировке и переброске агентуры на Советскую сторону в направлении г.г. Снятии и Городенко. Кроме румынской агентуры, я перебросил на территорию СССР до 200 польских агентов...»[146]. Многие из этой агентуры органами НКВД были установлены и арестованы.

Нелегальные переходы советской государственной границы осуществлялись как в одиночном порядке, так и в составе вооруженных групп. Только за IV квартал 1939 года из числа задержанных советскими пограничниками, незаконно переходивших советскую государственную границу, было разоблачено 57 агентов противника[147].
Кроме того, агентура и эмиссары польской разведки с территории Румынии и Венгрии забрасывались в СССР и по легальному каналу через существовавшие тогда контрольно-пропускные пункты в городах Рене, Измаиле, Черновцах, на железнодорожных станциях Вахринеште и Василенупу[148].
Польская разведка по заданию английских и французских разведорганов также активно забрасывала своих агентов и эмиссаров в западные районы республики и с территории Венгрии. Только советскими пограничниками при переходе венгеро-советской государственной границы с 1 января по 1 октября 1940 года, (по неполным данным) было задержано и разоблачено 14 польских агентов[149]. За это же время территориальными органами НКВД УССР вскрыто и ликвидировано ряд резидентур польских разведорганов, в том числе, в районе г.Сняты, в количестве 6 вражеских агентов[150], на территории Северной Буковины - агентов[151] и т.д. Все эти агенты в прошлом являлись жителями западных областей Украины, бежавшими в Венгрию и Румынию с отступавшими польскими войсками, где были завербованы и переброшены на территорию УССР.
Анализ заданий, полученных польской агентурой, переброшенной на территорию СССР, сводился к следующему:
осесть в пунктах наибольшей концентрации советских войск: гг. Львов, Перемышль, Самбор, Станислав, Тернополь, Коломыя, Долина, Дрогобыч, Черновцы, Чертков, с целью сбора разведданных; изучить техническое оснащение частей Красной Армии - количество и типы самолетов, танков, артиллерии и т.п.; выявлять постоянные и временные аэродромы, продовольственные склады, склады боепитания, их устройство, оборудование и наличие запасов в них; выявлять, где и какие строятся укрепления на границе и в тылу, при возможности фотографировать их; устанавливать рода войск, нумерацию частей и их численность; выявлять фабрики и заводы на территории Западной Украины пущенные в ход, характер их продукции и органы управления.
После поражения Франции «Польское правительство» и его разведорганы в полном составе своих сотрудников перебазировались в Англию, откуда продолжали проводить подрывную деятельность против Советского Союза.
Активно действовала и немецкая разведка, особенно после прихода Гитлера к власти. Руководители фашистской Германии, планируя вероломное нападение на Советский Союз, большое значение придавали ведению подрывной деятельности своих разведывательных и специальных служб, как важному звену политической борьбы, обеспечивающему и дополняющему военные действия. Содержание, формы, методы и направления подрывной работы фашистской разведки определялись политическими целями гитлеровской Германии и непосредственно обусловливались характером военной доктрины «блицкрига».
Агрессивная сущность авантюристических замыслов немецко- фашистского руководства предопределяла основные формы подрывной деятельности его разведывательных и специальных служб, это шпионаж, диверсии, террор и др. особо опасные преступления. />Готовя военное нападение на Советский Союз, немецко-фа- шистская разведка стремилась собрать исчерпывающие данные о военно-экономическом и морально-политическом потенциале СССР, подготовить условия для усиления разведывательно-диверсионной работы на территории республики и развала советского тыла изнутри.
Бывший заместитель отдела абвера-2 полковник Штольце по этому поводу показал: «Я получил указание от Лахузена (зам. начальника управления абвера), организовать и возглавить специальную группу под условным наименованием «А», которая должна была заниматься
подготовкой диверсионных актов и работой по разложению в советском тылу в связи с намечавшимся нападением на СССР».[152] «В то же время, - продолжал Штольце, - Лахузен дал мне для ознакомления и ориентации приказ, который пришел из оперативного штаба вооруженных сил, подписанный фельдмаршалом Кейтелем и генералом Йодлем. В этом приказе содержались основные директивные указания по проведению подрывной деятельности на территории СССР после нападения на Советский Союз. Выполняя указанные выше указания Кейтеля и Йодля, я связался с украинскими националистами, которые пребывали на службе у немецкой разведки. В частности, я лично дал указания руководителям украинских националистов, немецким агентам Мельнику (кличка Консул), и Бандере организовать провокационные выступления на Украине».[153]
Для осуществления этих задач фашистская разведка важную роль отводила своей агентуре, с помощью которой пыталась проникнуть в замыслы советского правительства, выявить его тайные планы и намерения, овладеть секретными документами и т. п.
В связи с этим, разведка фашистской Германии, начиная с года, значительно активизировала работу по вербовке шпионов, диверсантов, террористов и их засылке на советскую территорию. Для этого была создана вдоль западной границы СССР широкая сеть разведывательных пунктов, каждый из которых насчитывал в своем составе от 7 до 30 сотрудников.
Органами НКГБ Украины только в пограничной полосе бывшей панской Польши, граничащей с территорией республики, было выявлено 14 разведывательных пунктов абвера и 20 пунктов гестапо.
Эти подразделения занимались вербовкой агентов и засылкой их на территорию Украины для сбора разведывательной информации по региональному принципу. Например, разведывательные пункты абвера, расположенные в городах Грубешове и Холме, занимались сбором шпионской информации, а также проводили иную подрывную работу в районах Владимир-Волынска, Львова, Ковеля и Луцка.

Пункты расположения разведорганов и направление работы их агентуры
а) органов гестапо

№№ погран. отряда

Дислокация
разведоргана

Направление работы агентуры разведоргана

98

г.Холм

Ковель - Луцк - Львов

98

г.Люблин

Ковель - Луцк - Львов

90

г.Грубешов

Львов - Ковель

91

г.Белз

Львов

91

г.Томашев

Львов

91

г.Замостье

Львов

91

г.Белгорай

Львов

92

г.Майдан-
Синявский

Львов - Самбор - Дрогобыч

92

г.Цеплице

Львов - Самбор - Дрогобыч

92

г.Летайск

Львов - Самбор - Дрогобыч

92

г.Жешув

Львов - Самбор Дрогобыч

92

г.Ланцут

Львов - Самбор - Дрогобыч

92

г.Пшеворск

Львов - Самбор - Дрогобыч

92

г.Ярослав

Львов - Самбор - Дрогобыч

92

г.Тарнов

Львов - Самбор - Дрогобыч

92

г.Дубецко

Львов - Самбор - Дрогобыч

93

г.Бетрылов

Львов - Самбор

93

г.Санок

Львов - Самбор

93

г.Загуж

Львов - Самбор

93

г.Балигруд

Львов - Самбор Дрогобыч

(арх. ВКШ КГБ СССР, д.276, л.37 - 40)





б) органов военной разведки

№№ погран. отряда

Дислокация
разведоргана

Направление п/работы агентуры разведоргана

98

г.Холм

Ковель - Луцк - Львов

98

г.Люблин

Ковель - Луцк - Львов

90

г.Грубешов

Владимир - Волынский - Львов

91

г.Белз

Владимир - Волынский - Львов

91

г.Томашев

Владимир - Волынский Львов

91

г.Нароль

Львов - Дрогобыч

92

г.Летайск

Львов - Дрогобыч
/>92
г.Сталева Воля

Львов - Дрогобыч

92

г.Ланцут

Львов - Дрогобыч - Ровно

92

г.Пшеворск

Львов - Дрогобыч - Ровно

92

Дынув

Львов - Дрогобыч - Ровно

98

Санок

Львов - Дрогобыч - Ровно

98

г.Иваныч

Львов - Дрогобыч - Ровно

(там же, л.40 - 43)


Дислокация и деятельность этих органов осуществлялась в тайне от окружения. Как правило, они размещались в одном здании с каким- либо гражданским учреждением, маскируясь под его крышей. Штатные сотрудники разведки носили форму одежды такую же, в какой ходили чиновники этих учреждений.
Такая практика зашифровки дислокации разведывательных под- азелений абвера и РСХА нередко давала положительные результаты, так как в случае задержания и разоблачения их агентуры, последние не могли назвать ни разведорганы, ни их сотрудников, направлявших их на советскую территорию для проведения подрывной работы. Разоблаченные вражеские агенты называли те учреждения, под крышей которых маскировались их разведывательные и специальные службы.
С приближением вторжения в СССР, немецко-фашистская разведка значительно активизировала работу по вербовке и засылке своей агентуры на советскую территорию. Например, в первом квартале года на западной государственной границе СССР было задержано и разоблачено в 15 - 20 раз больше агентов противника по сравнению
с первым кварталом 1940 года, а во втором квартале 1941 года - в 25 - 30 раз больше, чем во втором квартале предыдущего года.[154]
Наибольшую активность в вербовке агентов и их заброске на территорию УССР в это время проявлял разведывательный пункт абвера, расположенный в местечке Грубешове. Особенностью его подрывной работы является то, что он, кроме заброски на советскую территорию шпионов и диверсантов, переправлял в Западные области Украины специально обученных агентов, которые там подбирали кандидатов на вербовку из числа антисоветски настроенных лиц, формировали из них вооруженные группы и во главе их прорывались через советскую государственную границу на территорию бывшей панской Польши. Из числа участников этих групп они вербовали агентов, а затем после необходимой подготовки, перебрасывали их обратно на территорию республики с враждебными заданиями.
По неполным данным за II и III кварталы 1940 года советскими пограничниками было ликвидировано 19 таких вооруженных групп. Кроме того, за этот же период украинскими органами госбезопасности было выявлено 20 аналогичных групп, намеревавшихся прорваться через государственную границу УССР на территорию Польши. Например, на территории Яремчанского района была обнаружена вооруженная группа в составе 12 человек. В завязавшейся перестрелке между пограничниками и группой противника, 5 человек было убито, ранено и 2 нарушителя взяты в плен.[155]
Начиная, примерно, с осени 1940 года, германская разведка стала все чаще выполнять задания вермахта, связанные непосредственно с вторжением фашистских войск на советскую территорию: вербовка агентов-сигналыциков, которые с началом войны должны были показывать вражеской авиации цели для бомбометания, организация на территории Украины опорных баз для высадки десантов и разведывательно-диверсионных групп противника, создание резидентских звеньев на объектах оборонной промышленности, засылка через государственную границу страны вооруженных банд и т. д.
Эта категория вражеских агентов вербовалась, главным образом, из белогвардейцев, участников зарубежных антисоветских организаций украинских буржуазных националистов и других враждебных элементов.

Подавляющая часть данной агентуры имела большой опыт подрывной работы, приобретенный во время разбойничьих войн фашистской Германии против ряда капиталистических стран Восточной Европы и высокий уровень профессиональной подготовки. Как правило, эти агенты оканчивали специальные школы и курсы. Многие из них проходили индивидуальную подготовку. Так, в первом квартале 1941 года пограничными войсками западных военных округов СССР было задержано и разоблачено высококвалифицированной германской агентуры в 5,5 раза больше по сравнению с первым кварталом 1940 года.[156]
На территории Западной Украины немецко-фашистская разведка еще до нападения Германии на Польшу, создала широкую агентурную сеть, активно используя для этого легальные возможности: наличие в г. Львове германского консульства, распространявшего свое влияние на всю территорию Западной Украины, а также различные общественные организации: «Союз немцев-студентов». «Немецкий национальный союз», «Союз немцев малой Польши» и другие.
После воссоединения Западной Украины с Украинской ССР связь германской разведки с агентурой в этих районах была утрачена. Поэтому с усилением подготовки войны против Советского Союза разведка фашистской Германии стала предпринимать меры к восстановлению связи с данной агентурой. Для этого активно использовались поездки по стране сотрудников посольства Германии в Москве, представителей германских деловых кругов, приезжавших в СССР по различным вопросам своих фирм и т.п.
Немецко-фашистская разведка в предвоенный период намеревалась развернуть в широких масштабах подрывную деятельность на всей глубине территории республики и внедрить свою агентуру в крупные промышленные и административные центры Украины. Нередко эти агенты сводились в резидентуры. Например, в городах центральной и восточной части республики местными органами НКВД с октября 1939 по октябрь 1940 года было ликвидировано 20 резидентур германской разведки, при этом арестовано 64 вражеских агента. В том числе, на территории Харьковской области выявлено и ликвидировано 4 фашистских резидентуры, в Полтаве - 2, в городах Сумы, Кривом Роге и других - по одной резидентуре.[157]
Такая агентура, по замыслам противника, должна была еще до нападения фашистской Германии на Советский Союз, особенно в
начальном периоде войны, наряду со сбором шпионской информации и совершением диверсий на важных объектах, также осуществлять террористические акты над представителями партийно-советского актива и командования Красной Армии.
В целях активизации враждебной деятельности, германская разведка использовала на объектах оборонной промышленности и стратегически важных сооружениях социально чуждый элемент, работавший на них или проживающий в их непосредственном окружении. В результате их деятельности на некоторых важных объектах и сооружениях участились случаи аварий, взрывов, пожаров и других происшествий. Только за два последних месяца 1939 года на предприятиях Донбасса зафиксировано 3764 аварии, многие из которых были подозрительны на совершение диверсий. В результате этих аварий народному хозяйству республики был причинен значительный материальный ущерб и имелись человеческие жертвы.[158]
Значительное количество взрывов и пожаров также имели место на промышленных предприятиях Ворошиловградской, Днепропетровской, Харьковской и других областей Украины. Некоторые аварии выводили из строя не только отдельные агрегаты предприятия, но и целые промышленные объекты.[159]
В то же время на территории ряда областей республики например, Ворошиловградской, Сталинской, Днепропетровской участились случаи распространения антисоветских листовок и анонимных документов. Так, только в городе Ворошиловграде в январе было распространено около 100 листовок с призывом к совершению террористических актов над представителями партийно-советских органов.[160]
В приготовлениях к войне против Советского Союза нацистское руководство отводило важное место обеспечению скрытости проведения мероприятий по сосредоточению своих войск у границы нашей страны. В их разработке и осуществлении принимала активное участие разведка ОКВ. «В марте 1941 года, - показал на допросе 28 декабря 1945 года бывший начальник абвера-3 Франц Фон Бентивеньи, - я от Канариса получил следующие установки по проведению плана «Барбаросса» :
а)              подготовить все звенья абвера-3 к ведению активной контрразведывательной работы против Советского Союза...;

б)              дезинформировать через свою агентуру иностранные разведки в части создания видимости улучшения отношений с Советским Союзом и подготовки удара по Великобритании;
в)              осуществить контрразведывательные мероприятия по сохранению в тайне ведущейся подготовки к войне с Советским Союзом, обеспечению скрытости переброски войск на Восток.[161]
В осуществлении этих мероприятий важное значение придавалось распространению ложных слухов о несуществующем «авиадесантном корпусе», якобы готовом к вторжению в Англию. Эта дезинформация подкреплялась наличием переводчиков английского языка, специально прикомандированных к воинским частям вермахта, а также выпуском новых топографических материалов по Англии и другим странам.
Значительно расширились возможности немецко-фашистской разведки для проведения подрывной деятельности против СССР после разгрома фашистской Германией польской армии в 1939 году и оккупации территории Польши немецкими войсками. В руки германской разведки попала значительная часть архивов и документов бывшего второго отдела генштаба польской армии, который являлся до разгрома Польши немецкими войсками ее основным разведывательным органом, проводившим активную враждебную работу на советской территории.
Используя захваченные документы и архивы, германские разведчики установили немало агентов бывшей польской разведки, привлекли их на службу и в широких масштабах использовали в подрывной деятельности против Советского государства. О значительных агентурных возможностях, использовавшихся польской разведкой против СССР, которыми завладела германская разведка после разгрома Польши, свидетельствуют следующие данные: в каждом городе и населенном пункте, расположенных вдоль советско-польской государственной границы, действовала польская агентурная сеть, которая систематически пополнялась за счет новых вербовок. Кроме того, на случай воссоединения западных областей Украины с Украинской ССР, в каждом уезде были созданы и оставлены на оседание разведывательнодиверсионные группы, для которых закладывались склады с оружием, взрывчатыми веществами и боеприпасами.
О наличии массовой агентурной сети польской разведки в западных областях Украины, показал на допросе 22 сентября 1939 года
бывший управляющий польского генерального консульства в Киеве Незжебицкий.
На территории Советской Украины, по данным капитана 2-го отдела генерального штаба польской армии, в городах и населенных пунктах, расположенных вдоль советско-польской государственной границы, где расположены гарнизоны частей Красной Армии, имеется массовая агентурная сеть польских разведорганов, которая пополняется за счет вербовок.
Эта сеть была создана в тот момент, когда условия позволяли более свободно передвигаться по территории УССР. После того, как возможности поддержания связи с агентурой со стороны прикомандированных к консульству офицеров 2-го отдела стали особо затруднительны, 2-й отдел перешел на систему поддержания связи с этой агентурой путем направления специальных курьеров - нелегалов. Эти курьеры передавали агентуре соответствующие задания и доставляли в Польшу полученные от агентуры разведывательные сведения.
Курьеры, идущие из Польши в СССР, снабжались соответствующими документами, одеждой советского производства, советскими деньгами и оружием.
Для создания запасов соответствующей одежды, 2-й отдел имел свой специальный пункт, находившийся при «Красном кресте» в Здол- бунове, где занимались тем, что агентам, направляемым в СССР для сбора развединформации или совершения актов диверсии, обменивали польскую одежду на одежду советского производства» \
Незжбинский назвал установочные данные на 15 агентов польской разведки.
Усилиями многочисленного агентурного аппарата гитлеровской разведки, ее сателлитов и авиационной разведки... «органам немецкой разведки, - пишет известный разведчик Пауль Леверкюн, - удалось накопить достоверные сведения о дислокации и вооружении русской армии. Как выяснилось в ходе войны, количество дивизий, находившихся в западной части Советского Союза было определено совершенно правильно» [162]
Несмотря на значительные успехи агентурной разведки в предвоенном периоде, гитлеровские разведывательные органы, как представляется, допустили ряд существенных просчетов в определении боевой мощи Советских Вооруженных Сил. Они не сумели добыть
данные о боевых характеристиках танкового парка и самолетов, о производственных мощностях военной промышленности СССР, о новых видах боевой техники, не смогли оценить способности Советского государства быстро перестроить экономику страны на военный лад и определить размеры его стратегических ресурсов.
Гитлеровская разведка в предвоенные годы активно использовала в подрывной работе против СССР белогвардейские и белоэмигрантские закордонные организации, которые, видя бесперспективность открытой вооруженной борьбы против Советского Союза, стали на путь широкого сотрудничества с германским фашизмом.

 
<< | >>
Источник: Ткачук А.В.. Щит и меч отечества - К.: Киевское историческое общество.-384 с.. 2009

Еще по теме §3. Разведывательно-диверсионная деятельность империалистических разведок против Украинской ССР.:

  1. ГЛАВА II. ПОДРЫВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ РАЗВЕДОК ПРОТИВ УКРАИНСКОЙ ССР
  2. §2. Основные направления борьбы органов госбезопасности Украинской ССР против националистической эмиграции.
  3. §1. Основные центры украинской националистической эмиграции и их подрывная деятельность против Советской Украины
  4. О временном применении кодексов Украинской ССР на территории Молдавской ССР1 1.
  5. ГЛАВА V. ВРАЖДЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬУКРАИНСКОЙ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭМИГРАЦИИ И БОРЬБА С НЕЙ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНСКОЙ ССР
  6. № 51 Спецсообщение наркома госбезопасности УССР генерал-лейтенанта С.Р. Савченко начальнику Главного управления по борьбе с бандитизмом НКВД СССР генерал-лейтенанту А.М. Леонтьеву об активизации деятельности украинских националистов и появлении отрядов Украинской повстанческой армии (УПА) в Словакии1
  7. Глава первая ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА УКРАИНСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ГЕРМАНСКИХ ОККУПАНТОВ В 1918 Г.
  8. Тайная разведывательная деятельность не соответствует американским традициям.
  9. 2. Борьба украинского народа против наступления немецких оккупантов
  10. 3.1. РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ШТАБОВ ЗАПАДНЫХ ВОЕННЫХ ОКРУГОВ
  11. РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ШТАБОВ ВОЕННЫХ ОКРУГОВ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ
  12. § 2. Контрмеры органов госбезопасности Украины против гитлеровской разведки и украинских буржуазных националистов
  13. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ С ДРУГИМИ ВЕДОМСТВАМИ, ВЕДУЩИМИ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  14. ГЛАВА Ш. ВРАЖДЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УКРАИНСКИХ БУРЖУАЗНЫХ НАЦИОНАЛИСТОВ В МЕЖДВОЕННЫЙ ПЕРИОД