<<
>>

§ 3. Служба в Украинном разряде в 20-х гг. XVII в.

Украинный разряд как передовая группировка русских войск на южном направлении был впервые сформирован осенью 1573 г.1 Центром ее стала Тула. До начала XVII в. Украинный разряд сосуществовал с так называемым Большим разрядом, располагавшимся на берегу Оки.

В 1599 г. "береговая"

служба была упразднена, войска Большого разряда стали выводить южнее

2

Оки , и они заняли место Украинного разряда, который отодвинулся еще южнее. С осени 1601 г. и Украинный разряд превратился в единственную группировку русских войск, которая ежегодно выставлялась для прикрытия центральных уездов России от возможного вторжения крымских татар. В годы Смуты система обороны южных границ не функционировала и была воссоздана только правительством Михаила Федоровича. В 20-х гг. XVII в. главной обязанностью служилых иноземцев, числившихся по московскому списку, вновь стала служба в возрожденном Украинном разряде.

В рассматриваемый период эта служба часто именовалась "тульской службой", и в документах говорится, что иноземцы "на Туле" были (или не

3

были) . Учитывая, что Тула и ее окрестности были тем районом, где размещался так называемый большой полк - ядро всей группировки, иностранцы служили именно в этом полку.

В большом полку Украинного разряда иноземцы служили "по половинам": один год - одна половина списочного состава, второй год - другая. [468] [469] [470]

Только в случае особой опасности вызывались все иностранцы, служившие по московскому списку.

Обычно ежегодная организация тульской службы иноземцев происходила следующим образом.

В середине весны из Разряда направлялась память в Иноземский (бывший Панский) приказ с распоряжением вызвать в Тулу тех иноземцев ("литву, немец, и всяких иноземцов, помесных и кормовых"), которые в предшествующем году "на государеве службе в полкех не были, а жили по домам". Иноземский приказ, в свою очередь, переадресовывал это распоряжение городовым воеводам, рассылая грамоты по тем уездам, где жили служилые иноземцы. Вызванные на службу обычно должны были прибыть в Тулу в первой декаде мая (в разные годы - по-разному: к 1 мая, к Николину дню (9 мая) и т. д.). Срок пребывания 1-й половины на службе в полку обычно определялся так - "все лето до отпуску", "с весны и во все лето".

Что касается иноземцев той "половины", которая была на службе в предшествующем году, требовалось, чтобы "они на государеву службу были готовы, лошади кормили и запасы пасли; а быти им на службе по вестем, и о службе б ждали государева указу". При этом их следовало предупредить, чтобы они "в дальние места не розъезжались и были б в деревнях со всею службою наготове". Задействовать их должны были только в случае получения "про воинских людей больших вестей". Если же обстановка на южных границах оставалась спокойной, служилым иноземцам "другой половины" предстояло прибыть на службу в Тулу только в следующем году и, так же, как и их товарищам, пробыть там все лето.1

В отдельных случаях, в зависимости от обстоятельств, руководство Иноземского приказа могло разрешить тому или иному служилому человеку не выходить на службу в свою очередь.

Так, например, весной 1630 г. в Иноземский приказ обратился с челобитной Иван Котинский, имевший поместье в Угличском уезде. В челобитной он писал: "В нынешнем, государь, во 138-м году за неделю до Масленицы грехом своим я, холоп твой, погорел. И что у меня было лошедей и служивые рухледи, и то все погорело. И что было твое- во государева жалованья бобылишек, и те погорели и розбрелися розна." Погорелец просил: " вели государь меня переписати в другую половину для моево разоренья, чтобы я, холоп твой, в конец не погиб и твоей царской службы впредь не отбыл". Руководитель приказа боярин кн. И. Б. Черкасский

М М 1

приказал ево переписать в другую половину .

Тогда же с просьбой отсрочить высылку на службу обратился грек Николай Манмуселин. За два года до этого он хлопотал за своих племянников, находившихся в турецком плену. Хлопоты увенчались успехом: он получил три сорока соболей и передал их русскому посланнику, направлявшемуся в Турцию, чтобы тот выкупил пленных. "И с тех мест и по ся места мне про тех моих племянников слухасти нет, а мне сказана государева служба, высылают меня вон". Теперь же посланник вернулся, и Н. Ман- муселин просит дать ему время и разрешение на встречу с ним, чтобы узнать

о судьбе племянников. Разрешение было дано, и на службу грек выехал го-

~ 2

раздо позже своих товарищей.

На время нахождения войск в Украинном разряде все иноземцы, независимо то того, в какой половине они оказались в текущем году, получали отсрочку в судебных делах ("А которым иноземцом ныне быти на государеве службе на Туле и которым быти на службе по вестем а для службы ве- лети иноземцом всем во всяких делех отсрочить, покаместа служба минет-

3

ца" ). Правда, бывали случаи, когда руководство Иноземского приказа разрешало иноземцам остаться в Москве, чтобы довести до конца в приказах [471] [472] решение какого-либо важного (но не судебного) дела. Так, весной 1628 г. группа шотландцев и ирландцев из числа "бельских немцев" направила в Иноземский приказ челобитную, в которой сообщала, что они приискали в Алатырском уезде "лишнюю примерную землю"; вопрос о выделении этой земли уже стал решаться, но тут возникла необходимость отправляться на тульскую службу. В связи с этим иноземцы просили оставить одного из них в Москве, "хто бы за тем делом ходил". Разрешение было дано.[473] [474]

Все иноземцы на русской службе делились на две категории - поместных и кормовых. Если первые должны были обеспечиваться доходами с собственных земель, то вторые получали денежное жалование, а в зимнее время - еще и фураж ("конский корм") или деньги на него. Служба в Украинном разряде занимала обычно четыре месяца: с мая по август. Как правило, жалование сразу ("вдруг") и за май и за июнь кормовые иноземцы получали в Москве перед выездом на службу, а деньги за июль и август присылались в Тулу и раздавались там. Однако с выплатой кормовых денег регулярно происходили задержки, и практически ежегодно находившиеся на службе иноземцы обращались к властям с просьбой разрешить им отправить представителей в Москву для ускорения "московской волокиты". Отказы в таких просьбах нам неизвестны.

Отпускали со службы и больных. Так, например, в августе 1628 г. шотландец Вилим Жакжель (Жакшин), служивший в роте Я. Вуда, обратился к командованию с просьбой отпустить его на время в Москву "к лекорю ле- читца", поскольку "болен очми". В Туле шотландца осмотрели и, видимо, обнаружив, что тот действительно болен, разрешили уехать в тот же день.2

Ежегодно, в конце зимы - начале весны по запросу из Разряда в Иноземском приказе составлялись списки служилых иноземцев "обеих половин".

Соответственно, каждый такой список состоял из двух частей: в одной части перечислялись те, кто был на службе в прошлом году и, соответственно в текущем году находился, так сказать, "в запасе", в другой - те, чья очередь была быть на службе в текущем году.1

Мы располагаем данными пяти таких списков:

1) список, составленный в феврале 1625 г.; первая его часть содержит данные о тех, кто не был на службе летом предшествующего 1624 г. и, следовательно, должен был служить тульскую службу в 1625 г.; вторая часть списка - данные о тех, кто был на службе в предшествующем 1624 г.;

2) список, составленный в феврале 1626 г.; первая его часть - список тех, кто не был на службе в предшествующем 1625 г. и должен быть на службе "в первой половине" в 1626 г., вторая - список тех, кто был на службе в предшествующем 1625 г.;

3) список, составленный весной 1627 г.; первая часть - список тех, кто в предшествующем году на службе не был, а должен быть в 1627 г., вторая часть - список бывших на службе в 1626 г.;

4) список, составленный весной 1629 г.; первая часть - список тех, кто в 1628 г. на службе не был и должен быть в 1629 г., вторая часть - список бывших на службе в 1628 г.

5) список, составленный весной 1630 г.; первая часть - список тех, кто

в 1629 г. на службе не был и должен быть в 1630 г., вторая часть - список

2

бывших на службе в 1629 г.

Все иноземцы, проходившие службу в Украинном разряде, были распределены по ротам, и именно роты направлялись на службу в ту или иную половину.

В 1625 г. таких рот было шесть: [475] [476]

1) рота Матвея Халаима. Ее название в списке - "Поляки и литва старо

го выезду Матвеевы роты Халаима". В роту входили служилые иноземцы так называемого "старого выезда", т. е. приехавшие в Россию до Смуты. При этом все они относились к категории поместных иноземцев и владели поместными землями в различных уездах центра и севера страны. Однако, нем м1

смотря на название, в составе роты, помимо поляков и литвы , встречаются турки и греки;

2) рота Петра Гамолтова ("Немцы старого выезду Петровы роты Га- молтова"). Она состояла исключительно из "немцев" старого выезда, которые также все были поместными;

3) рота Григория Врославского. В списке она названа "Старого выезду кормовые иноземцы". Хотя имя Врославского почему-то не вынесено в название роты, "ротмистр Григорей Врославской, "во крещенье Петр", открывает список роты. Составители документа разбили ротный список на две части: "литва" и "немцы кормовые". Однако, судя по прозвищам (Греченин, Ру- мынин, Кизылбашенин и т. п.) или специальным уточнениям (угренин такой- то, волошенин такой-то и т. п.), в состав "литвы", помимо литовцев, входили, греки, венгры, румыны, сербы и персы. Все они относились к категории кормовых иноземцев;

4) рота Николая Любомирского ("Поляки и литва старого ж выезду Миколаевские роты Любомирсково"). К моменту составления списка сам ротмистр в роте уже не значился, список возглавляет поручик Сава Бахмат; однако, в названии роты имя старого командира пока сохранялось. Помимо поляков и литовцев в роте служили греки, сербы, румыны, молдаване и венгры. Все служилые иноземцы были поместными;

Термин "литва" применительно к служилым иноземцам обозначал выходцев с территории бывшего Великого княжества Литовского, т. е. собственно литовцев, белорусов, украинцев (хотя нередко их выделяли в отдельную категорию - черкасы) и, судя по фамилиям, поляков (последние включались в категорию "поляки", если были родом из польских земель Речи Посполитой). В качестве синонима термина "литва" я буду употреблять в том же значении и термин "литовцы".

5) рота Дениса Фанвисина ("Немцы старого ж выезду Денисовы роты Фанвисина"), состоявшая из поместных немцев старого выезда;

6) рота Якова Шава[477] [478] [479] ("Бельские немцы Яковлевы роты Ша"). Основу роты составляли шотландцы и ирландцы, входившие в гарнизон Белой и перешедшие на русскую службу после сдачи города в 1613 г. Они образовали

особое подразделение иноземцев, состоявшее из ирландской и шотландской

2

рот, за которыми закрепилось общее название "бельские немцы" . Однако к середине 20-х гг. XVII в. их численность по различным причинам уменьшилась, две роты слились в одну, и в нее стали включать иноземцев, не имевших никакого отношения к шотландцам и ирландцам, "сидевшим" в свое

3

время "на Белой" . Часть членов роты имела поместья, часть - относилась к категории кормовых иноземцев.

Уже сами эти названия указывают, по крайней мере, на два критерия, на которые опирались власти, формируя иноземские роты.

Во-первых, это принадлежность к категории "старого выезду" или "нового выезду". Этими понятиями обозначалось время попадания иноземца на русскую службу. Правда, следует оговорить, что "старость" старого выезда по отношению к срокам именно приезда иноземца в Россию была порой весьма условной: дети иноземцев старого выезда в те годы автоматически также попадали в ту же самую категорию, даже если родились уже в России.

Из шести рот пять состояли из иноземцев старого выезду. И лишь рота "бельских немцев" относилась к категории "нового выезду", хотя это и не обозначено в названии подразделения. Дело в том, что "бельские немцы" поступили на русскую службу в августе-сентябре 1613 г., т. е. уже при Михаиле Федоровиче. Однако название этой роты, данное составителями списка, тоже было относительно условным, т. к. "бельские немцы" составляли лишь большинство подразделения, в которое входили и иноземцы, попавшие в Россию другими путями и в другое время. Вполне вероятно, что кто-то из них относился к категории "старого выезду".

Вторым критерием был характер жалованья, которое получали иноземцы за службу. В соответствии с этим критерием, все служилые иноземцы разделялись на поместных и кормовых. Поместные иноземцы владели поместными землями, кормовые получали денежное и иногда и натуральное жалованье. Хотя это не всегда отражено в названиях рот, но власти старались сводить в одну роту иноземцев только одного вида жалованья. Из шести рот четыре - роты Халаима, Г амолтова, Любомирского и Фанвисина - состояли только из поместных иноземцев, а одна - рота Врославского - только из кормовых. Что же касается роты Шава ("бельские немцы"), то здесь этот принцип был нарушен: список роты состоит из двух частей - сначала перечислены поместные "немцы", а затем под рубрикой "Кормовые" - "немцы" кормовые.

Был и третий критерий - принадлежность иноземцев к одной из двух категорий: "поляки и литва" или "немцы". Это разделение тоже было довольно условным. Если "немцев" власти старались группировать более или менее четко, и из шести рот три были немецкими (Г амолтова, Фанвисина и Шава), то категория "поляки и литва" была довольно размытой. Само название этой категории, казалось бы, предполагало включение в нее только выходцев из Речи Посполитой, включая "черкасов" (украинцев) и белорусов (в источниках - "белорусцы"). Однако на практике, в списках рот в категории "поляки и литва", помимо бывших жителей Королевства Польского и Великого княжества Литовского, мы встречаем, хоть и единичных, и венгров, и греков, и сербов, и румын, и даже персов ("кизылбашен"). Именно такая пестрота характерна для рот Халаима и Любомирского. Что касается роты Врославского, то в ней принцип не смешивать в одном подразделении "немцев" с "поляками и литвой" был нарушен изначально: одна часть роты состояла из "литвы" (с греками, венграми и т. д.), а другая - из "немцев".

К весне 1626 г. количество рот оставалось прежним, однако в командном составе произошли некоторые изменения. Вместо М. Халаима ротмистром у "поляков и литвы старого выезду" стал Михаил Желиборский, а ротой Любомирского ("Поляки и литва старого ж выезду") стал командовать Яков Рогановский. Рота "бельских немцев" лишилась своего командира: Я. Шав умер, и в списке 1626 г. его уже нет (в данном списке вообще не упоминается ротмистр), хотя само подразделение пока сохранило прежнее название по имени старого командира.

В 1627 г. в списках иноземцев появляется новая рота - Прокофия Кремского, в которую входили кормовые греки и поляки "нового выезду", а также небольшая группа "немцев". Таким образом, иноземских рот становится семь. Кроме того, после смерти Я. Шава роту бельских немцев возглавил Томас Герн.

С весны 1628 г. в документах зафиксировано появление еще одной роты, в которую входили "гречане, сербяне, волошеня" и "немцы" и которую возглавил шотландец из числа "бельских немцев" Ян Вуд1. Поэтому в списке 1629 г. перечислены уже восемь рот. Кроме того, командиром роты, где некогда ротмистром был Г. Врославский, поставили Михаила Барышевского.

В каждой роте, помимо командира - ротмистра, были, как правило, еще и младшие офицеры - поручик и прапорщик, а также музыканты - литаврщик и сурнач. Поручика и прапорщика обычно выбирала сама рота, после чего подавалась коллективная челобитная в Иноземский приказ с просьбой утвердить кандидатуру. Затем подписавших челобитную вызывали в приказ и

РГАДА. Ф. 210. Столбцы Московского стола. № 903. Л. 407-408.

допрашивали, всем ли данный человек в этой должности "люб", и, если члены роты подтверждали свой выбор, кандидатура утверждалась. Что касается военных музыкантов, то их, по-видимому, не хватало на все роты. Сделать это предположение позволяет челобитная ротмистра П. Кремского. Весной 1628 г. он просил, чтобы вместе с его ротой на службу направили литаврщика и сурнача из роты М. Желиборского (эта рота в 1628 г. была в "другой" половине), "а Михайла Желиборской поступился мне их"1.

На протяжении рассматриваемого периода состав каждой роты год от года мог незначительно изменяться. Происходила естественная убыль; на русскую службу прибывали новые иноземцы, которых записывали в ту или иную роту; получившие по каким-либо причинам разрешение не быть на службе в текущем году посылались на службу в следующем году уже с другой ротой. Кроме того, происходили отдельные переходы из рот в роту по инициативе самих служилых людей. Так, как уже говорилось, после смерти Я. Шава и прихода нового ротмистра Т. Герна в роте "бельских немцев" произошел какой-то конфликт. В результате прапорщик Ян Фарфар, "не похотя с нами ("бельскими немцами" - О. С.) служить и прапор у нас носить,

бил челом государю на нас недружбою и переписался к старым москов-

2

ским немцам в Денисову роту (Фанвисина - О. С.)" .

В 1630 г. организация службы иноземцев в Украинном разряде претерпела серьезные изменения. Во-первых, власти постарались уравнять количество служилых людей в ротах, с тем, чтобы в каждой роте было по 100 человек. Во-вторых, Иноземский приказ изменил этнический состав рот, преследуя цель, чтобы в одной роте служили выходцы из одного региона (" ныне отобраны они гречене все в одну роту, как и иные иноземцы гречене к

3

греченом, литва к литве, немцы к немцам" ). Правда, при задаче иметь в каждой роте 100 человек, добиться абсолютной этнической однородности рот

РГАДА. Ф. 210. Столбцы Московского стола. № 903. Л. 427.

2

Там же. Л. 452.

РГАДА. Ф. 210. Столбцы Московского стола. № 801. Л. 187.

было невозможно из-за малочисленности представителей целого ряда национальностей. И, наконец, в-третьих, в результате этих мероприятий количество рот увеличилось.

В списке, составленном весной 1630 г. фигурируют уже 11 рот: рота М. Желиборского (бывшая М. Халаима) - поляки и "литва" старого выезда;

рота П. Гамолтова - "немцы" старого выезда;

рота Я. Рогановского (бывшая Н. Любомирского) - поляки и "литва" старого выезда;

рота Д. Фанвисина - "немцы" старого выезда;

рота Т. Герна (бывшая рота "бельских немцев" Я. Шава) - часть "бельских немцев" к которым прибавились другие "немцы";

рота П. Кремского - поляки и литва нового выезда; рота Яна Вуда - часть "бельских немцев", к которым относился и сам ротмистр, а также выходцы из различных стран Западной Европы;

рота Михаила Барышевского - основу составляет "литва", но встречаются представители и других национальностей (не-"немцы");

рота "гречен, сербян и волошан" старого и нового выезда (нередко именуется ротой "гречен") - сюда были переведены иноземцы из других рот, где они служили вместе с поляками и литовцами ("велено от литвы отписать к себе в роту опрично"); на момент составления списка ротмистра у них не было, и его предстояло выбрать;

рота "литвы" - основу составила "литва" из бывшей роты Г. Врослав- ского; сам он на момент составления списка числился рядовым, а ротмистра предстояло выбрать;

рота "литвы" - на момент составления списка ротмистра еще не было; его предстояло выбрать.

Как видно из приведенного перечня, три роты не имели командиров, и вопрос о выборе ротмистров нужно было решить к моменту начала летней службы.

Данные о существовании иноземских рот в 1625-1630 гг. приведены в

Табл. IV-1.

Таблица IV-1.

Иноземские роты по спискам 1625-1630 гг.*

Рота Годы
1625 1626 1627 1629 1630
1. Матвея Халаима-Михаила Желиборского * * * * *
2. Петра Г амолтова + + + + +
3. (Г ригория Врославского) - Михаила Барышевского + + + + *
4. Николая Любомирского - Якова Рогановского * * * * *
5. Дениса Фанвисина + + + + +
6. Якова Шава-Томаса Герна + + + + +
7. Прокофия Кремского + + *
8. Яна Вуда + +
9. рота гречан, волошан и сербян *
10. рота литвы *
11. рота литвы *
*Полужирным шрифтом выделены роты, в которых служили только "немцы"; звездочкой отмечено наличие роты в списке соответствующего года; знаком "плюс" у невыделенных рот - наличие роты, в которой помимо других иноземцев были и "немцы".


К середине мая 1630 г. служилые люди "греческой" роты выбрали себе командира, обратились в Иноземский приказ с просьбой утвердить кандидатуру, и их просьба была исполнена. Ротмистром стал иноземец старого выезда вологодский помещик Николай Мустофин, который до этого служил по-

2

ручиком в роте Желиборского . По просьбе поляков и литовцев, входивших ранее в роту Врославского, ротмистром был вновь назначен Григорий Вро-

3

славский . Еще одна рота "литвы", не имевшая командира на момент состав-

4

ления списка, выбрала ротмистром Христофора Рыльского . [480] [481]

Продолжались изменения и в командном составе старых рот. В конце марта или начале апреля 1630 г. старейший из ротмистров Денис Фанвисин обратился с просьбой об отставке. В своей челобитной он писал: "Почел я служити блаженные памети при государе царе и великом князе Иване Васильевиче всеа Русии и служил при нем, государе, пять лет, и с тех мест и по ся места вам государем и Московскому государству всякие ваши государевы службы. И на многих боех и на приступех многыжды ранен. И от головных ран не довижю и не дослышю, а руки изсечены и истрелены. А как при боярех приступали города Китая к Микольским воротам, и на том приступе з города их пушки волконейки мне пробили ногу, и от той раны без наги. И я от тех ран увечен и стар, твоей государевы службы впредь служить не смогу. А детишка, государь, мои, Бориска да Дениска, твою государеву службу служат. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Руси, пожалуй меня, холопа своево, вели, государь, меня для моей увечной скорби и старости от своей государевы службы отставить." 7 апреля было принято решение "ево за старость и за увечье отста-

м 1

вить".

Кроме того, в мае 1630 г. вместо Я. Рогановского "ведать" ротой было

2

поручено нижегородскому помещику Прокофию Мишевскому .

В связи с образованием новых рот и переводами служилых людей из роты в роту весной 1630 г. некоторые иноземцы сами обратились к властям с просьбой перевести их из одной роты в другую. Мотивировки были самые разные.

"Греченина" Любима Микулаева забыли перевести из роты Желибор- ского в отдельную роту "гречен, сербян и волошан", и он вынужден был напомнить о себе, подав челобитную[482] [483] [484].

"Нововыезжий немчин" Томас Клементьев, записанный в роту бельских немцев Т. Герна, просил записать его в роту Я. Вуда. Объяснял он свою просьбу тем, что с бельскими немцами "в Томосове роте Герна служить твоя

государева служба невозможно: друзей и знакомова человека никово не

„1

имею, пристать не х кому" .

Старый московский кормовой иноземец Денис Голдереров просил перевести его из роты бельских немцев Т. Герна в роту П. Гамолтова или Д. Фанвисина. Причиной он называл то, что "язык у них ("бельских немцев" - О. С.) шкотцкой и ирлянской, а я языку их не разумею. А родители мои написаны в роте у Петра Гамелтова да у Дениса Фанвисина и служат с старыми иноземцы чтоб мне государева служба служить с родимцы с 2

своими вместе" . Правда, ссылка на незнание языка выглядит не очень убедительной: Д. Голдереров, судя по имеющимся спискам, служил в роте с "бельскими немцами", как минимум, с 1624 г. и вполне мог научиться понимать своих сослуживцев. В тоже время родственников иноземца, носящих ту же фамилию, в списках рот Гамолтова и Фанвисина обнаружить не удалось. Так что, вполне вероятно, истинные причины перехода Голдерерова в другую роту были иные.

Кормовой иноземец И. Вербицкий, служивший в роте П. Кремского, наоборот, просил зачислить его в роту Т. Герна, мотивируя это тем, что "по- рутчик Яков Ралинский со мною во брани и похволяетца на меня всякими делы". В Иноземском приказе факт того, что "ему в Прокофьиве роте Крем- ского порутчик Яков Галинской недруг, похвалился иво убить до смерти, и ему в той роте быть невозможно", сочли важной причиной, и просьба Вербицкого была исполнена3.

Точно так же пошли навстречу и другим челобитчикам. [485] [486]

Как явствует из Табл. IV-1, до 1630 г. роты, в которых служили "немцы", были двух видов. Во-первых, были исключительно "немецкие" роты. К ним относились три подразделения - рота Г амолтова, рота Фанвисина и рота Шава-Герна. Во-вторых, были роты, в которых "немцы" служили вместе с другими иноземцами. Поначалу это были роты Врославского-Барышевского и Кремского, а затем на недолгое время к ним прибавилась еще и рота Вуда. В 1630 г. "немцы" из смешанных рот были переведены в три "немецкие" роты и роту Вуда, а из последней были выведены все "не-немцы". Таким образом, в 1630 "немецких" рот стало четыре.

Прежде чем перейти к рассмотрению персонального состава "немцев" в каждой из этих рот, следует отметить, что в отличие от списков предшествующих лет список 1630 г. представляет собой черновик с многочисленными вычеркиваниями, а сам столбец, в котором он находится, перебит. Судя по всему, список редактировался, как минимум, дважды. Все эти правки связаны с переводом иноземцев из одной роты в другую: по-видимому, вначале человека записывали в одну роту, а затем - в другую, первая же запись вычеркивалась. (Хотя вполне вероятно, что последовательность записей была иной.)

На первом этапе редактор аккуратно вычеркивал жирной горизонтальной линией фамилию, имя и отчество конкретного иноземца, и эти исправления не вызывают трудностей у исследователя. На втором этапе, скорее всего, другой редактор вычеркивал сразу по несколько записей вертикальной или слегка наклонной тонкой линией, частично угасшей в наши дни. Эти вычеркивания зачастую различаются с трудом; а в некоторых случаях, там, где по логике правки документа они должны быть, их невозможно обнаружить. Хотя, вполне возможно, что в этих случаях мы имеем дело просто с забывчивостью или небрежностью - редактор не вычеркнул необходимое.

В качестве примера можно привести записи о Филиппе Томасове сыне Бентове, который был записан сразу в три роты. В списке роты Гамолтова он вычеркнут жирной горизонтальной линией, в списке роты Герна - вычеркнут тонкой вертикальной линией вместе с иноземцами, чьи имена стоят выше и ниже его имени; в списке роты Вуда данные о его окладе, его имя без отчества и фамилия вписаны в самом конце листа другим почерком.

<< | >>
Источник: Скобелкин Олег Владимирович. Западноевропейцы на русской военной службе в XVI - 20-х гг. XVII в.. 2015

Еще по теме § 3. Служба в Украинном разряде в 20-х гг. XVII в.:

  1. Скобелкин Олег Владимирович. Западноевропейцы на русской военной службе в XVI - 20-х гг. XVII в., 2015
  2. Л. А. СОФРОНОВА. Поэтика славянского театра XVII - первой половины XVIII в.: Польша, Украина, Россия, 1981
  3. Физическая картина коронного разряда
  4. УМЕНИЕ РАЗРЯДИТЬ СИТУАЦИЮ
  5. Порядок вывоза давальческого сырья украинского заказчика за пределы таможенной территории Украины и возврата в Украину готовой продукции
  6. Влияние совместного действия обработки подложек: в тлеющем разрядеи предварительного нагрева перед напылением на адгезионную прочность
  7. § 4. Судоустройство и судопроизводство России в 1711-1716 гг. Учреждение фискальской службы. Законы 1713-1715 гг. об особом порядке судопроизводства по делам о преступлениях против интересов службы
  8. Борьба за Донецкий бассейн. — Начало общего отступления советских армий на Южном театре. Положение па Украине весною 1919 г. — Летняя кампания 1919 г. на Южном театре и на Украине. — Летняя и осенняя кампании 1919 г. на Западном театре. — Кампания 1919-1920 гг. на Северном театре.
  9. Рейхскомиссариат Украина
  10. Украина
  11. Украина
  12. Украина.
  13. 2.3.4. Социология в Украине
  14. УКРАИНА
  15. КУЛЬТУРА УКРАИНЫ
  16. За пределами Советской Украины
  17. 13.7.3 Служба судебных приставов РФ