<<
>>

На службе у Лжедмитрия I.

По сообщению автора частного письма, описывающего события в Москве в мае 1606 г. и изданного под названием "Сообщение о кровавой и

3

страшной резне..." , первоначально Лжедмитрий I имел "гвардию надежных немецких алебардщиков, которых он привез с собой из Польши".

Однако, в силу того, что пребывание иностранцев во дворце противоречило русским традициям, они были уволены вскоре после восшествия Самозванца на престол. Это "было приведено в исполнение так беспорядочно и неожиданно, что многие были очень недовольны, к тому же по причине, что они не получили того, что было обещано, посредством этого они нашли себя дурно воз-

4

награжденными и слабо откомпенсированными за их добрые услуги." . Известие это следует признать уникальным, однако его достоверность вызывает большие сомнения, поскольку другие источники ничего не сообщают о присутствии сначала в войске, а затем в личной охране Самозванца западноевропейских наемников до его восшествия на московский престол. В частности, активный участник военных действий 1604-1605 гг., ротмистр в войске Лже- дмитрия Станислав Борша, описывая состав армии Самозванца и все перипетии похода, говорит только о поляках, казаках и русских, ни разу не упоминая каких-либо выходцев из стран Западной Европы[416]. Не упоминаются они и в исследовательских работах.[417] [418]

По прошествии некоторого времени после восшествия на престол, Лжедмитрий создал отряды дворцовой охраны из числа западноевропейцев. Автор уже цитировавшегося письма объясняет это тем, что "он начал примечать и понимать проделки русских", в силу чего "снова обзавелся гвардией

3

ливонцев, а затем немцев и других иностранцев" . О недоверии Лжедмитрия к своему русскому окружению как на причину создания личной гвардии из иноземцев указывает и Исаак Масса, говоря, что "присмотревшись к обычаям московитов, он стал осторожнее и удвоил стражу во дворце, также отобрал из немцев и ливонцев триста самых рослых и храбрых воинов.. ,"[419].

Несколько иная трактовка событий вытекает из сообщений К. Буссова - непосредственного участника событий. Согласно его версии, еще перед торжественным въездом в Москву, когда Самозванец на три дня остановился в одной миле пути от столицы, к нему пришли "все немцы" и подали челобитную "с просьбой не гневаться на них, если они причинили какое-либо зло его величеству и его войску под Добрыничами. В то время этого требовала их присяга и честь, ибо они были людьми подневольными, служили своему тогдашнему государю господину Борису, клялись ему великой клятвой пре-

данно стоять за него и не могли поступить против этого, не замарав своей совести. Но как они верою и правдою служили Борису, так они будут служить и ему." Лжедмитрий, вопреки ожиданиям, не гневался, а, подозвав к себе офицеров "был с ними очень приветлив, хвалил за стойкость и преданность, и за то, что они под Добрыничами основательно потеснили его и обратили в бегство и за то, что и под Кромами они точно так же не сдались ему, как это сделали тысячи московитов, а остались верны Борису, своему тогдашнему государю и сказал он им также, что если они будут служить ему даже и не лучше, чем они служили его врагу, то и тогда он им будет больше доверять, чем своим московитам ".[420] Таким образом, по Буссову, Самозванец изначально испытывал к московским иноземцам большее доверие, нежели к русским, причиной чего были их верность присяге (в отличие от русских служилых людей, изменивших сначала Борису, а затем и Федору Годуновым) и высокие боевые качества.

Спустя некоторое время, когда отношения нового царя с его русским окружением стали резко портится, "когда недоверие русских стало заметно, Димитрий решил не полагаться на них

больше, как это было прежде, а взял себе личную охрану из одних только

2

живших в России немцев" .

Таким образом, современники-иностранцы практически в один голос говорят о недоверии Лжедмитрия I к русским как главной причине появления в царском дворце телохранителей-"немцев". Однако, тот факт, что в эту личную гвардию Самозванца набирали исключительно западноевропейцев, и современники не фиксируют наличия в ней поляков и литовцев, явно свидетельствует, о том, что Лжедмитрий в равной мере не доверял и своим союзникам из Речи Посполитой.

Когда была создана иноземная дворцовая стража? Все источники сходятся на том, что это произошло далеко не сразу после восшествия Самозванца на престол. И. Масса сообщает, что отряды телохранителей-

западноевропейцев были созданы после того, как Лжедмитрий "присмотревшись к обычаям московитов, стал осторожнее".[421] [422] По сведениям автора "Сообщения о кровавой и страшной резне..." Лжедмитрий сначала рассчитал своих старых телохранителей, затем, по-видимому, пользовался услугами обычной дворцовой охраной московских царей, и только когда "начал примечать и понимать проделки русских", сформировал отряды иностранной 2

гвардии. По Буссову, это произошло после того, как нетипичное для русских царей поведение Самозванца, а также его обручение с Мариной Мнишек вызвало раздражение и недоверие русской знати ("когда недоверие русских стало заметно"). Поскольку, согласно автору "Московской хроники", в январе 1606 г. Лжедмитрий назначил трех капитанов командовать тремя отрядами гвардейцев,[423] [424] формирование самих отрядов произошло, по-видимому, в конце 1605 г. Ж. Маржерет, который сам стал командиром одного из отрядов телохранителей Самозванца, относит создание иноземной дворцовой охраны ("Дмитрий велел нанять иноземную гвардию") ко времени посольства Афанасия Власьева в Польшу и совершения там обряда обручения Марины

4

Мнишек и Лжедмитрия, т. е. к сентябрю-ноябрю 1605 г.

Таким образом, исходя из сообщений современников, отряды иноземцев, составившие личную охрану Самозванца, были сформированы, скорее всего, или осенью 1605 г. или в начале зимы 1605/1606 гг.[425]

Что касается этнической принадлежности телохранителей-гвардейцев, то источники содержат об этом следующие сведения. Согласно "Сообщению о кровавой и страшной резне..." в отряд включили "ливонцев, а затем немцев

1 2 и других иностранцев". И. Масса сообщает о немцах, ливонцах и шведах. К.

Буссов говорит, что Самозванец "взял себе личную охрану из одних только

3

живших в России немцев". Одного из них он даже называет по имени - Мар-

4

тин Сибельский, "некрещеный мамелюк родом из Пруссии". Правда, следует иметь в виду, что Буссов в своем сочинении, говоря об иноземцах в России, обычно называет их "Teutschen", т. е. "немцы", "германцы". Однако, нередко по контексту ясно, что речь идет не только о выходцах из германских государств, а об уроженцах стран Западной Европы вообще. Иными словами, Буссов, на наш взгляд, употребляет слово "Teutschen" в том же значении, что и русские той эпохи слово "немцы" - в значении "западноевропейцы".

С учетом того, что командирами телохранителей стали француз, лиф- ляндец из Курляндии (согласно другим версиям - англичанин или датчанин)

5

и шотландец , перечень, условно говоря, национальностей, к которым принадлежали телохранители, выглядит следующим образом: англичане, курляндцы, ливонцы, лифляндцы, немцы, французы, шведы и шотландцы.

Все источники сходятся на том, что общее количество гвардейцев- иноземцев составляло 300 человек, и они были разбиты на три отряда по 100 человек в каждом.

По поводу первой сотни, которой командовал Ж. Маржерет, сведения современников разнятся. Сам командир - капитан Маржерет - говорит, что командовал сотней стрелков.[426] Буссов и автор "Сообщения..." считают их копейщиками.[427] Масса называет их просто драбантами, т. е. телохранителями.[428]

Две остальные сотни все авторы дружно называют алебардщиками или, как Маржерет, алебардьерами. Однако относительно их командиров мнения вновь расходятся. По Буссову, капитаном одной из них был лифляндец из Курляндии Матвей Кнутсон (Mathias Knutson), а другой - шотландец Альберт Вандтман (Albertus Wandmann), которого обычно звали паном Скотниц- ким, т. к. он долго жил в Польше.[429] [430] [431] Согласно Массе, Матвей Кнутсен (Matthys Cnoettsen) был, видимо, датчанином, так как приехал в Россию в составе свиты датского принца Иоганна - жениха Ксении Годуновой, а после смерти принца перешел на русскую службу. Второго капитана Масса, как и Буссов,

считает шотландцем, однако называет другим именем - Альбрехт Лантон

2

(Albrecht Lanton). Что касается неизвестного автора "Сообщения...", то он также полагает одного из командиров алебардщиков шотландцем, правда, по имени Альберт Фэнси (Albert Fancie), капитаном же второй сотни был Мат-

3

вей Кнолсон (Mathew Knowlson), которого он считал англичанином.

Помимо капитана, командира сотни, в каждом отряде были и лейтенанты. О них упоминает вскользь И. Масса, говоря, что "эти три капитана вместе с лейтенантами были пожалованы деревнями и землями и сверх того ежегодно получали большое жалованье".[432]

Вооружение первой роты телохранителей (роты Маржерета) состояло из протазанов[433]. Лезвия были позолочены (или, по другой версии, на них был вычеканен "золотой царский герб"), а древки обтянуты красным бархатом, окованы серебряными позолочеными гвоздями, увиты серебряной проволо-

кой, и с них свисали "разные кисти из шелковых нитей и из серебряной или золотой проволоки".

Телохранители двух других сотен были вооружены алебардами, на лезвиях которых с двух сторон был вытравлен "царский герб".[434]

Помимо этого парадного холодного оружия гвардейцы Лжедмитрия I имели и огнестрельное оружие. Масса сообщает, что телохранители из первой сотни (подчиненные Маржерета) во время царских выездов всегда имели при себе заряженные пистолеты.[435] [436] [437] Косвенным указанием на наличие огнестрельного оружия у гвардейцев роты Маржерета может служить то, что, как уже упоминалось, он сам в своих записках назвал своих солдат стрелками. По словам автора "Сообщения...", накануне московского восстания Самозванец приказал "всем из своей собственной гвардии являться в Замок с их за-

3

ряженными аркебузами, и с пулею в дуле и с зажженными фитилями " , из чего следует, что все телохранители имели огнестрельное оружие.

По данным того же источника, Лжедмитрий планировал создать еще одну роту телохранителей, вооруженных исключительно огнестрельным

4

оружием - сотню мушкетеров, однако "это решение было отложено".

Под стать парадному вооружению была и роскошная одежда, в которую облачили царских телохранителей. По словам Массы, солдаты из сотни Маржерета "были весьма роскошно одеты в бархат и золотую парчу, носили дорогие плащи". О бархате и парче пишет и автор "Сообщения.". Буссов добавляет, что плащи у них были бархатные с золотыми позументами.[438]

Что касается внешнего вида двух сотен алебардщиков, то здесь, как и в случае с именами их командиров, современники расходятся в своих описаниях. Согласно Массе, алебардщики обеих сотен носили кафтаны из фиолетового сукна, только в сотне, которой командовал шотландец, обшивки кафтанов были из зеленого бархата, а в другой сотне - из красного.

По Буссову, в роте шотландца носили штаны и камзолы из зеленого бархата, а рукава - из зеленой камки; во второй роте - "рукава, штаны и камзолы" были из красной камки. При этом он отмечает, что алебардщики второй роты носили темно-фиолетовые кафтаны с обшивкой из красных бархатных шнуров. Описания кафтанов "немцев" роты капитана-шотландца Буссов не приводит, заметив лишь, что "они отличались" цветом штанов, камзолов и рукавов. Следовательно, покрой и цвет кафтанов в обеих сотнях был одинаков.

Сведения автора "Сообщения..." несколько отличны и менее детальны; он говорит лишь, что алебардщики обеих сотен "были одеты в тонкое сукно с широкими бархатными отворотами, а по праздничным дням в красный малиновый бархат".1

Служба гвардейцев заключалась в том, что, как писал Масса, они "должны были всегда окружать царя", а некоторые из них - "поочередно держать ночной караул во дворце". Несколько иначе рисует организацию дворцовых караулов Буссов. По его словам, это были, как мы бы сказали сейчас, суточные дежурства, причем в них участвовали все телохранители: "одна половина этой стражи должна была оберегать царя одни сутки, а другая половина - следующие сутки". Телохранители сопровождали Лжедмит- рия и в случае царских выездов; однако, по сообщению Массы, при этом только копейщики Маржерета, "должны были следовать за ним верхом, ибо у

каждого из них была лошадь; а алебардщики провожали царя пешком до во-

„ 2

рот, где и ожидали его возвращения".

Помимо основной, караульной, службы, иноземцы из охраны Самозванца порой использовались и в других целях. Во время торжественной

встречи Марины Мнишек сотня конных копейщиков Маржерета окружала карету царской невесты, а двести алебардщиков шли пешком рядом с ней.[439]

Телохранители-иноземцы могли выступать и в роли царских гонцов в Москве: Буссов приводит случай, когда сообщить об отмене казни Василия Шуйского был послан некий немец Мартин Сибельский, "некрещеный мамелюк родом из Пруссии", причем доказательством того, что он послан самим царем, служила "царская шапка", которой он махал палачу, крича, что осужденный помилован.

Использовал Лжедмитрий своих телохранителей и в качестве своего рода "потешных" во время взятия снежной крепости весной 1606 г. По словам Буссова, это замысливалось как военное учение, чтобы научить "князей и бояр, как они должны оборонять, осаждать, штурмовать и брать крепости". Русские обороняли снежный вал, а сам он "со своими немцами" штурмовал укрепления. Хотя оружием должны были быть только снежки, но немцы пошли на нарушение правил - "примешали к снегу другие твердые вещества и насажали русским синяков под глаза", что едва не привело к кровавому конфликту.[440]

За свою службу гвардейцы Лжедмитрия получали весьма большое жалованье. По сведениям автора "Сообщения...", копейщики получали годовой доход "с некоторых поместий, на которых могли кормиться"; а алебардщики также получали годовой доход "от земель, закрепленных за ними".

Размеры жалованья, а также сам факт создания отряда телохранителей из западноевропейцев, породили в Москве разговоры о том, что царь "жалует

„ 4

немцев и отдает им предпочтение".

<< | >>
Источник: Скобелкин Олег Владимирович. Западноевропейцы на русской военной службе в XVI - 20-х гг. XVII в.. 2015

Еще по теме На службе у Лжедмитрия I.:

  1. Император Лжедмитрий I
  2. § 4. Судоустройство и судопроизводство России в 1711-1716 гг. Учреждение фискальской службы. Законы 1713-1715 гг. об особом порядке судопроизводства по делам о преступлениях против интересов службы
  3. 13.7.3 Служба судебных приставов РФ
  4. 3.7. Служба медицины катастроф
  5. Эволюция советских разведывательных служб
  6. НА СЛУЖБЕ У БОЛЬШЕВИКОВ
  7. Порядок несения службы
  8. Вопрос 20. Социальные службы семьи РФ
  9. Раздел I. Медицинская служба гражданской обороны
  10. Организация и несение дорожно-патрульной службы
  11. Оценка работы дорожно-патрульной службы
  12. ВСЕМИРНАЯ СЛУЖБА ПОГОДЫ
  13. НОМИНАЦИЯ ВЕДОМСТВ И СЛУЖБ
  14. Тема 2. Медицинская служба гражданской обороны
  15. Основные службы Интернета
  16. Разведывательные службы красного Китая
  17. ДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ПАРАМЕТРЫ СЛУЖБЫ
  18. «СЛУЖБА КОРОЛЯ» ФРАНЦИИ