<<
>>

СНОВА В БОЙ!

Какими же силами для борьбы против Республики Советов располагала Антанта в 1920 г.? Прежде всего, армией буржуазно-помещичьего Польского государства. К ней теперь были устремлены взорь: империалистов США, Франции и Англии, которые всс еще не отказались от мысли повернуть вспять колесо истории.
Это была довольно сильная армия, имевшая уже значительный опыт войны на русском фронте. Ее передовые позиции проходили сравнительно близко от центральных районов Советской России. Правящие круги Польши во главе с Пилсудским были ярыми противниками Советской власти и мечтали о завоевании территории от морей северных до южных. Разоблачая империалистические цели правящих классов Польши в войне против Страны Советов, газета «Червоны Штандар» — орган Коммунистической рабочей партии Польши — в июне 1920 г. писала, что Пилсудский «хочет разбить большевиков и Советскую Россию... Россию он хочет вычеркнуть из карты Европы, а Украину, Белоруссию и чуть ли не Кавказ хочет превратить в вассалов Польши» Буржуазия и помещики Польши надеялись, что победа над Советской республикой укрепит их положение и внутри собственной страны, поможет подавить революционное движение рабочих и крестьян. Кроме белополяков Антанта располагала еще остатками деникинских войск в Крыму, которыми в апреле 1920 г. стал командовать бывший деникинский генерал барон Врангель. Эти две силы — буржуазная Польша и Врангель — были главной опорой международного империализма, затевавшего новый поход в Советскую Россию. Самой серьезной силой была армия Пилсудского. Она и должна была наносить основной удар. Империалисты Антанты попытались привлечь к участию в этом походе против Советской страны и другие силы, но это не дало результатов. Так, полным провалом закончилась попытка втянуть в антисоветский поход 1920 г. Латвию, Литву, Эстонию, Румынию, а также закавказские буржуазно-националистические республики. Антанте не удалось сколотить широкий антисоветский военный блок. В этом сказались результаты огромных успехов Советского государства и роста его международного авторитета. Буржуазия малых стран понимала, каким серьезным противником является Красная Армия. К тому же она смертельно боялась своих народов, все активнее выступавших против каждой попытки оказать содействие интервенции в Советской России. Антисоветский военный блок был невозможен еще и потому, что империалистический лагерь раздирался глубокими внутренними противоречиями. «...Империалистские державы, — говорил В. И. Ленин, — не могут сделать ни одного серьезного шага в политических вопросах, чтобы не разойтись... Тут рознь интересов вопиющая...» 106 Наиболее реальным союзником Польши и Врангеля в войне против Советской России в 1920 г. была империалистическая Япония. В результате соглашения, состоявшегося между США, Англией и Францией, с одной стороны, и Японией — с другой, осуществление вооруженной интервенции на Дальнем Востоке целиком приняли на себя японские империалисты. Правительство США в начале 1920 г. официально заявило японскому правительству о том, что США не только не будут мешать Японии в проведении борьбы против Советской страны, но и окажут ей необходимую материальную помощь. Разумеется, прямой поддержки от Японии белополяки и Врангель получить не могли.
Но все же японская интервенция на Дальнем Востоке отвлекала на себя часть сил Советской страны. Активнейшее участие в подготовке буржуазно-помещичьей Польши к антисоветскому походу приняли французские империалисты. В случае успеха Польши они надеялись вернуть себе те десятки миллиардов рублей, которые царское правительство получило от капиталистов Франции в виде военных займов. Оказавшись в долгу перед Америкой, капиталисты Франции рассчитывали поправить свои финансовые дела за счет нового похода на Россию. Польские солдаты должны были идти на смерть ради интересов французских банкиров. Все запасы вооружения и солдатского снаряжения Антанты, оставшиеся от первой мировой войны, были переданы Польше. А этого военного имущества вполне хватило, чтобы полностью вооружить почти полмиллиона солдат и офицеров Пилсудского. Обучение польских войск шло под руководством французских инструкторов. Однако, одна Франция не смогла бы без согласия и поддержки своих союзников подготовить и начать новый военный антисоветский поход. Особенно сильно сказалась зависимость Франции от США. Американские монополисты крепко держали свою «великую союзницу» в долговой кабале, и без их одобрения французское правительство не могло решиться ни на один сколько-нибудь серьезный шаг в военной политике. Все действия французских правящих кругов в подготовке нового наступления па Республику Советов находили горячую поддержку империалистических правящих кругов США, которые в свою очередь делали все возможное, чтобы втравить Польшу в войну против Советской России. Американские империалисты поощряли Францию и буржуазно-помещичью Польшу в их агрессивных антисоветских замыслах. Исключительную активность в разжигании польско-советской войны проявил американский посланник в Варшаве Гибсон. В одном из своих донесений в Вашингтон в феврале 1920 г. он сообщал, что польское правительство в отношениях с Советской Россией будет поступать так, как того желают великие державы. «Наши желания, я полагаю, могут решить, какой путь должен быть избран...» Гибсон сообщал, что Польша нуждается в кредитах и без всесторонней помощи со стороны Америки и ее союзников польское наступление может закончиться провалом. В подготовку похода включилась американская машина пропаганды. Буржуазная печать и радио США кричали о «красной опасности», которая якобы нависла над Польским государством, уверяя, что большевики, покончив с Колчаком и Деникиным, неизбежно бросят свои «железные войска» на Польшу. И вот для борьбы с этой «красной опасностью» американские фабриканты оружия стали усиленно снабжать своей продукцией польских милитаристов. Только в первой половине 1920 г. США передали Польше 20 тысяч пулеметов, свыше 200 бронеавтомобилей и танков, 300 самолетов, 3 миллиона комплектов обмундирования, 4 миллиона пар солдатских ботинок. Польша получила американский заем в сумме 50 миллионов долларов. Все военные материалы, закупавшиеся польским правительством в США, перевозились на американских судах. Характеризуя роль западных держав в подготовке Польши к антисоветской войне один из приближенных Пилсудского генерал Кутшеба впоследствии писал: «Помощь мы получали из-за границы, главным образом из Франции и Америки, где мы производили закупку военных материалов» К весне 1920 г. подготовка армии буржуазно-поме- щичьей Польши была закончена. В ее рядах насчитывалось более 730 тысяч хорошо вооруженных и обученных солдат и офицеров. Одновременно Антанта спешным порядком оснащала белогвардейскую армию Врангеля. Особенно важную роль в этом сыграла Англия. Правящие круги Великобритании весной 1920 г. задались целью не допустить окончательного разгрома белогвардейских войск в Крыму. 17 апреля 1920 г. министр иностранных дел лорд Керзон направил Советскому правительству ноту с требованием прекратить наступательные действия Красной Армии на Крымском фронте. Керзон угрожал. Он писал, что его правительство направило «корабли для всех необходимых действий, чтобы охранить армию (белогвардейскую. — Ред.) в Крыму и предупредить вторжение советских сил в ту область, в которой находятся вооруженные силы юга России»107. В эти же дни первый лорд адмиралтейства Англии У. Лонг сообщил в палате общин, что английский военный корабль обстрелял части Красной Армии, наступавшие вдоль побережья Черного моря. Он сказал также, что «корабли его величества получили приказ поддержать генерала Врангеля». С помощью военных представителей и флота Англии шла переброска разбитых деникинских полков с кавказского побережья в Крым. Формированием и обучением врангелевцев руководили английские офицеры. В Феодосии были открыты британские пулеметные курсы, где врангелевцев обучали стрельбе из английских пулеметов, которыми они были вооружены. Французское правительство, следуя примеру своих английских коллег, официально заверило Врангеля о своей решимости оказывать ему всемерную помощь. 23 апреля 1920 г. начальник французской миссии в Крыму генерал Манжен писал на имя врангелевского «министра» Струве: «Французское правительство будет согласовывать свои действия с правительством Великобритании, дабы поддержать генерала Врангеля, предоставляя ему всю необходимую материальную поддержку, пока он не получит от Советов условий перемирия, обеспечивающих его армии соответствующее положение» 1 мая 1920 г., когда армия польских интервентов уже наступала на Киев, Врангель получил новую ноту от Франции. В ней содержался совет не идти ни на какие соглашения с Советским правительством. Энергично поддерживали «черного барона» и правящие круги США. Недаром Врангель указывал своим представителям в западных странах на необходимость «всемерно использовать отмечаемое за последнее время благоприятное отношение к нам американцев». Готовясь к войне против Советской страны, он рассчитывал «как на дипломатическую, так в будущем и на финансовую поддержку США» 108. Результаты усилий империалистов США, Франции и Англии не замедлили сказаться. К началу выступления армии Врангеля из Крыма ее численность составляла 125—150 тысяч человек. Это была хорошо обученная и технически оснащенная армия. Итак, в 1920 г. Антанта подготовила к походу против Советской страны войска, общая численность которых достигала почти миллиона человек. По техническому оснащению они превосходили силы Красной Армии. Этот поход Антанты, как и предшествующие, был направлен на уничтожение рабоче-крестьянского государства, на расчленение России и превращение ее в колонию империалистических стран. «...Эта война, — говорил В. И. Ленин 5 мая 1920 г., — представляет собой одно из звеньев длинной цепи событий, означающих бешеное сопротивление международной буржуазии по отношению к победоносному пролетариату, бешеную попытку международной буржуазии задушить Советскую Россию, свергнуть первую Советскую власть во что бы то ни стало, какими бы то ни было средствами» 109. На что же рассчитывали капиталисты и помещики Польши, затевая в 1920 г. поход против Советской России? Казалось, бесславный конец Колчака и Деникина и собственный опыт борьбы против Страны Советов в 1919 г., должны были охладить их воинственный пыл. Советская Россия достаточно убедительно показала, что она обладает такой боевой силой, которую не так-то просто сломить. Но польские милитаристы надеялись, что Советская страна обессилена длительной гражданской войной и хозяйственной разрухой и, разбив Колчака и Деникина, она уже не в состоянии больше обороняться столь упорно, как прежде. Пилсудский и его окружение не понимали, что в действительности в 1920 г. шансов на победу у Антанты стало значительно меньше, чем в 1919 г., так как Советская Россия не только не растеряла своих сил, а, наоборот, окрепла в боях. «Мы знаем, — указывал В. И. Ленин в мае 1920 г., — что наступление Полыни, это — обломки старого плана, некогда объединявшего всю международную буржуазию, и если тогда не удался этот грандиозный план, обеспечивавший с точки зрения чисто военной безусловный успех, то теперь даже и с этой точки зрения план безнадежен» Этого польские милитаристы и их франко-англоамериканские вдохновители не желали понимать. Их ослепляла классовая ненависть к советскому строю. Жажда захватов лишала их чувства реальности и толкала на путь кровавых авантюр. Польские правящие круги не хотели прислушиваться к многократным мирным предложениям Советского правительства, не раз заявлявшего, что оно выступает за дружественные отношения с любой страной, в том числе и с Польшей, независимо от ее общественного и государственного строя. Да и само освобождение польского народа от гнета царизма оказалось возможным лишь в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции. 29 августа 1918 г. Совет Народных Комиссаров издал исторический декрет за подписью В. И. Ленина об отмене всех договоров и актов о разделе Польши, заключенных некогда между царской Россией, Пруссией и Австро- Венгрией, как противоречащих «принципу Самоопределения наций и революционному правосознанию русского народа, признавшего за польским народом неотъемлемое право на самостоятельность и единство...» К Этот декрет создавал твердые основы свободного и независимого развития польского народа, открывал все возможности для беспрепятственного воссоединения польских земель в единое национальное государство. В 1919 г., когда польские войска вторглись на украинские и белорусские земли, Советское правительство также не прекращало попыток заключить мир со своим западным соседом. Но правительство Пилсудского не только было глухо к этим предложениям, но и стремилось опорочить миролюбивую советскую внешнюю политику в глазах польской общественности. 22 декабря 1919 г. Советское правительство направило министерству иностранных дел Польши ноту за подписью наркома иностранных дел Г. В. Чичерина. Советское правительство выражало свое убеждение, что всякое разногласие между Страной Советов и Польшей «может быть устранено дружественным соглашением, которое будут с радостью приветствовать оба народа», и предложило немедленно начать переговоры. Ответа из Варшавы не последовало. Тогда Совет Народных Комиссаров РСФСР 28 января 1920 г. обратился к правительству Польши и польскому народу с заявлением. В нем указывалось, что политика РСФСР в отношении Польши исходит не из случайных, временных военных или дипломатических комбинаций, а из незыблемого принципа национального самоопределения. Советское правительство безоговорочно признавало и признает независимость и суверенность Польской республики. Правительство РСФСР от своего имени и от имени правительства Советской Украины заявило, что Красная Армия не переступит занимаемой ею линии фронта: Дрисса — Полоцк — Борисов — Птич — Чуд- нов — Деражня — Бар. Совет Народных Комиссаров вылазил надежду, что все спорные вопросы будут разрешены в духе добрососедских соглашений России и Польши. Таким образом, Советское правительство, стремясь избежать нового кровопролития, шло на большие территориальные уступки, соглашаясь на установление границы значительно восточнее той линии, которая намечалась Антантой для Польши на Парижской мирной конференции. 2 февраля 1920 г. ВЦИК РСФСР в своем обращении к польскому народу снова повторил предложение о заключении мира с Польшей. Но Пилсудский продолжал отмалчиваться. А 5 марта 1920 г. польские войска перешли в наступление на Мозырь, Речицу и Калииковичи, стремясь перерезать железную дорогу Витебск — Мозырь — Казатин. Это была подготовка условий для главного удара — на Украину. Польское командование полагало, что этим оно затруднит переброску войск Красной Армии из Белоруссии на Украину в тот момент, когда там начнется наступление польских войск. Советское правительство 6 марта заявило протест, выражая, однако, надежду получить наконец от польского правительства ответ на свои мирные предложения. Только 27 марта 1920 г. польский министр иностранных дел Патек после консультации с посланником США в Варшаве Гибсоном направил ответную радиограмму Народному комиссариату иностранных дел. Патек сообщал о согласии польского правительства начать переговоры о мире. Но местом переговоров назначался Борисов, а это было явно неприемлемым условием для советской стороны: город был захвачен белополяками и находился в районе боевых действий. Пока идут переговоры в Борисове, белопольские войска могли бы беспрепятственно наступать на Украине. В то же время Красная Армия оказалась бы лишенной возможности активно действовать на Белорусском участке фронта. Советское правительство не могло согласиться с этим и предложило избрать местом переговоров не Борисов, а любой город любой нейтральной страны. Польское правительство отклонило это предложение. Так все попытки Советского правительства установить мирные отношения с Польшей и решить спорные вопросы путем переговоров закончились неудачей. Империалисты Антанты и польское буржуазно-помещичье правительство расценивали миролюбивые шаги Советского государства как признак его слабости. Мирные предложения Советского правительства нашли горячий отклик со стороны польского народа. В одном из документов польских коммунистов указывалось: «Кампания Советского правительства за мир в Польше сильно подействовала на рабочие массы и одновременно повела к обострению антагонизма среди правящих групп буржуазии» К В авангарде борьбы за мир с Советской Россией шел польский рабочий класс и его лучшие представители — коммунисты. Эта борьба рабочих Польши явилась ярким выражением общности интересов польского и советского народов, их единства и дружбы, основанной на принципах пролетарского интернационализма. Но в тот момент рабочему классу Польши не удалось предотвратить войну. Основной причиной этого явились раскольнические действия польских правых социалистов (правых «пепеэсовцев»). Движение польского пролетариата за мир оказалось разобщенным. Так правые лидеры ППС еще раз предали интересы польского рабочего класса. Но, несмотря на неудачи, революционная борьба народных масс Польши накануне антисоветского похода Антанты 1920 г. имела большое политическое значение. Она показала, что Антанта в новой антисоветской авантюре не может рассчитывать на поддержку польского народа. Борьба трудящихся Польши против войны вела к ослаблению антисоветского лагеря, делала непрочным тыл польских милитаристов. Поэтому, готовясь к новому наступлению на Советскую Россию, буржуазия и помещики Польши усилили репрессии против народа, стремясь подавить революционное движение в стране. Поскольку политика польских правящих кругов ясно показывала их нежелание идти на мирные переговоры, Советское правительство вынуждено было постоянно заботиться об укреплении Западного фронта. В феврале 1920 г. В. И. Ленин затребовал от Реввоенсовета Западного фронта подробный доклад о положении дел на фронте. 23 февраля командующий фронтом В. М. Гиттис и член РВС И. С. Уншлихт послали такой доклад В. И. Ленину. В нем приводились подробные данные о состоянии армий Западного фронта и группировке сил противника, сообщалось об усилении польских войск в Белоруссии, о мерах, принимаемых командованием фрон- та на случай польского наступления. Реввоенсовет просил В. И. Ленина срочно направить фронту резервы. Вопрос об угрозе наступления белополяков на Советскую страну был рассмотрен 28 февраля 1920 г. в ЦК РКП (б). От имени ЦК и Совета Обороны В. И. Ленин отдал соответствующие распоряжения. Он потребовал, чтобы Реввоенсовет Республики направил все внимание на усиление Западного фронта и принял «экстренные меры для быстрого подвоза всего, что только можно, из Сибири и с Урала». «Надо дать лозунг подготовиться к войне с Польшей» — писал В. И. Ленин. И марта В. И. Ленин вновь указал Реввоенсовету Республики на абсолютную необходимость военных приготовлений, так как надо быть готовыми к наихудшему110. Одновременно В. И. Ленин направил телеграмму члену Реввоенсовета Западного фронта И. Уншлихту, в которой говорилось: «Поляки, видимо, воевать будут. Мы все возможное делаем для усиления обороны. Надо также усилить чрезвычайно агитацию на польском языке» 111. Следуя указаниям ЦК партии, Реввоенсовет Республики 19 марта рассмотрел вопрос об усилении Западного фронта. Главкому С. С. Каменеву и начальнику управления военных сообщений С. Д. Маркову было поручено в трехдневный срок «составить план перебросок дивизий на Запфронт с Кавказского фронта. Главкому завтра же вместе с НКПС установить порядок переброски дивизий из 6-й армии» 112. Но против установок ЦК партии и Советского правительства выступил Троцкий. 25 марта 1920 г. на XVI Московской губернской конференции РКП (б) он заявил, что Западный фронт является пассивным и не имеет самостоятельного военного значения, ибо там против Советской страны стоят «мелкие государства». Партия решительно пресекла такого рода демобилизационные настроения, которые сеял Троцкий. Ведь самое опасное на войне, указывал В. И. Ленин, — это недооценка сил противника, которая влечет за собой поражение 113. Между тем, подготовив все силы для удара, войска белополяков 25 апреля 1920 г. двинулись широким фронтом, стремясь захватить Украину и разгромить 12-ю и 14-ю советские армии. Немаловажную роль в выборе именно этого направления удара сыграло то обстоятельство, что польские правящие круги надеялись, захватив Украину, поправить экономическое положение своей страны, находившейся накануне катастрофы. В захвате Украины были заинтересованы и французские империалисты, которые имели до Октябрьской революции большие капиталовложения на юге России и на Украине. Предполагалось, что до окончания украинской кампании все остальные польские фронты должны оставаться в обороне. А после того как с Украиной будет покончено, там намечалось оставить петлюровцев; польские же войска продолжат наступление на восток, но теперь уже в Белоруссии, чтобы разгромить главные силы Красной Армии. К началу вражеского наступления советскому командованию еще не удалось сосредоточить необходимые для отпора силы на Западном и Юго-Западном фронтах. Намеченные переброски войск были затруднены дальностью расстояний и разрухой на транспорте. Советские войска Юго-Западного фронта в первые же дни оказали захватчикам упорное сопротивление, но под натиском превосходящего противника они были вынуждены отступать. Коммунистическая рабочая партия Польши, находившаяся в глубоком подполье, решительно выступила против антисоветской войны и призвала массы к свержению антинародного правительства, к защите Советской России. В обращении Коммунистической рабочей партии Польши «К пролетариям всех стран» говорилось, что польские рабочие не имеют ничего общего с нападением польского милитаризма на Советскую Россию и самым решительным образом осуждают эту войну, проводимую не в защиту независимости Польши, а в защиту господства мирового капитала. Польские рабочие, говорилось в обращении, в лице Красной Армии видят не захватчиков, а своих союзников в революционной борьбе за свободу 114. Трудящиеся Советской России хорошо понималй, кто развязал эту войну. «У нас нет сомнения, — подчеркивал В. И. Ленин, — что польское правительство начало 9ty наступательную войну против воли своих рабочих» 115. В союзе с белополяками в войне против Страны Советов выступили украинские буржуазные националисты — злейшие враги трудящихся Украины. 21 апреля 1920 г. было подписано соглашение между главой польского государства Пилсудским и вождем украинских буржуазных националистов Петлюрой о совместных действиях против Советской власти на Украине. Для польских правящих кругов этот союз нужен был в качестве политической маскировки их агрессии. Но союз Пилсудского с Петлюрой не пошел на пользу интервентам. Он, как указывал В. И. Ленин, «вызвал еще большее ожесточение среди украинского населения, еще больший переход на сторону Советской России целого ряда полубуржуазных и совершенно буржуазных элементов...» 2 Главный удар противник наносил на Киев, вспомогательный — на Одессу. Части 12-й и 14-й советских армий, малочисленные и слабо вооруженные, вели тяжелые бои с врагом. 26 апреля интервенты захватили Житомир, 9 Коростень и Радомысль. На следующий день конница противника ворвалась в Малин и Казатин. 7 мая интервенты захватили Киев, форсировали Днепр и закрепились восточнее города. Но главную цель, которую ставил противник — окружить и полностью уничтожить 12-ю и 14-ю армии, — ему не удалось осуществить. Пламенем пожарищ вновь были охвачены города и села Украины. В оккупированных районах свирепствовали интервенты и петлюровцы. Новое наступление войск белополяков, ставших ударной силой империалистов Антанты, означало конец мирной передышки. Успехи интервентов, захвативших почти всю Правобережную Украину вместе с Киевом, отступление советских войск Юго-Западного фронта, а также сведения о лихорадочной подготовке наступления белогвардейских войск Врангеля из Крыма — все это крайне обострило положение Советской страны. На первый план перед Советской республикой вновь выдвигались задачи военные. «...Раз дело дошло до войны, то все должно быть подчинено интересам войны, вся внутренняя жизнь страны должна быть подчинена войне, ни малейшее колебание на этот счет недопустимо» \ — так говорил В. И. Ленин 5 мая 1920 г. на соединенном заседании ВЦИК, Моссовета, профессиональных союзов и фабзавкомов. Лозунг «Все для фронта! Все для войны!» снова стал главным. ЦК РКП (б) призвал трудящихся к «напряжению всех сил и к мобилизации всех материальных средств для решительной победы над врагом»2. В отчете ЦК РКП (б) от 23 мая 1920 г. отмечалось, что в связи с польским наступлением в ЦК в первую очередь обсуждались вопросы обороны республики. Принятые решения немедленно проводились в жизнь. 30 апреля ВЦИК и Совет Народных Комиссаров опубликовали обращение «Ко всем рабочим, крестьянам и честным гражданам России». Оно было подписано председателем СНК В. И. Лениным и председателем ВЦИК М. И. Калининым. 23 мая ЦК РКП (б) обнародовал тезисы «Польский фронт и наши задачи». В этих документах четко раскрывались цели нового антисоветского похода иностранных империалистов и справедливый, освободительный характер войны Советской страны. В тезисах ЦК РКП (б) подчеркивалось, что «борьба идет не па жизнь, а па смерть, она будет иметь крайне напряженный и суровый характер»3. ЦК РКП (б) указывал, что борьба против белопольской интервенции является не частной задачей Западного фронта, а центральной задачей всей рабоче-крестьянской России. Центральный Комитет потребовал от партийных, советских и профессиональных организаций немедленно развернуть самую широкую разъяснительную работу среди трудящихся. ЦК обязал хозяйственные органы сделать все для обеспечения непосредственных нужд франта, восстановления транспорта и развития основных отраслей промышленности. Всем народным комиссариатам вменялось в обя- занность немедленно разработать мероприятия по оказанию помощи фронту. Необходимо было немедленно вернуть с трудового фронта большинство занятых там воинских частей и подготовить их к отправке в район военных действий. Местные партийные и советские организации должны были принять все меры для помощи Западному фронту. ЦК предлагал повсеместно созывать конференции беспартийных рабочих и крестьян, массовые собрания трудящихся, на которых обсудить вопрос о войне с буржуазно-помещичьей Польшей и учредить специальные комитеты содействия Западному фронту. 12 мая 1920 г. в стране было объявлено военное положение. Призывы партии и правительства нашли горячий отклик среди рабочих и трудящихся крестьян всей страны. Повсюду проходили многолюдные митинги. На собраниях выступали В. И. Ленин, М. И. Калинин, А. Ф. Мясников, А. В. Луначарский и другие деятели партии и Советского государства, работники местных партийных организаций и Советов. Как и в 1918 — 1919 гг., в первые ряды борцов встали коммунисты. «...Когда наступал трудный момент в войне, — указывал В. И. Ленин, — партия мобилизовала коммунистов, и в первую голову они гибли в первых ря- * дах, тысячами они погибли на фронте Юденича и Колчака; гибли лучшие люди рабочего класса, которые жертвовали собой, понимая, что они погибнут, но они спасут поколения, спасут тысячи и тысячи рабочих и крестьян» К концу 1919 г. в рядах Красной Армии находилось не менее 200 тысяч членов партии. В начале мая ЦК РКП (б) объявил мобилизацию 3 тысяч коммунистов для усиления фронта, а также для укрепления органов Советской власти на Украине. К этому времени из партийных организаций Советской страны уже было взято очень много сил в Красную Армию, на транспорт, на борьбу с топливным кризисом. В большинстве местных организаций молодежи почти не осталось. Поэтому теперь пришлось мобилизовать КОМхМуНИСТОВ по преимуществу в возрасте 30—40 лет. Но при этом нельзя было ослабить и партийную работу в тылу.. Партийные комитеты опять стали напоминать боевые штабы. Вот что писала «Правда» о первых днях партийной мобилизации в московской губернской парторганизации: «Из районов поступают сведения о наплыве добровольцев, но райкомы принуждены категорически отказывать товарищам в разрешении ехать на фронт, дабы не ослаблять организаций; тем не менее даже в первой партии едва не половина — добровольцы. Некоторые комитеты целиком передают себя в распоряжение губкома» К 8 мая из Москвы и губернии на фронт выехало 280 членов партии. Задание Центрального Комитета было полностью выполнено. Но оставалось еще много коммунистов, которые настаивали, чтобы их тоже отпустили на фронт. Поэтому Московский комитет партии объявил дополнительную мобилизацию. 5 мая Москва отправляла красноармейские части на Западный фронт. На Театральной площади (ныне площадь Свердлова) состоялся парад войск московского гарнизона. Здесь присутствовали также добровольцы Москвы и питерские коммунисты, отъезжавшие на фронт. В сквере перед Большим театром сооружена трибуна. К ней прикованы взоры красноармейцев и всех, кто находился в этот момент на площади. Говорил Ленин. «Товарищи! Вы знаете, что польские помещики и капиталисты, подстрекаемые Антантой, навязали нам новую войну. Помните, товарищи, что с польскими крестьянами и рабочими у нас нет ссор, мы польскую независимость и Польскую народную республику признавали и признаем». Владимир Ильич говорил о тех усилиях, которые прилагало Советское правительство, чтобы избежать войны с Польшей. Он требовал от красноармейцев всем своим поведением по отношению к полякам доказать, что солдаты рабоче-крестьянской республики идут не как угнетатели, а как освободители. «Да здравствуют крестьяне и рабочие свободной независимой польской республики! Долой польских панов, помещиков и капиталистов! Да здравствует наша Красная рабоче-крестьянская армия!» 116 — эти слова ленинской речи потонули в буре оваций. Выступление В. И. Ленина 5 мая 1920 г. (Фото) «Это есть наш последний и решительный бой! С Интернационалом воспрянет род людской!»—гремело на огромной площади. Большой отряд коммунистов послал на Западный фронт Петроград. От Москвы и Петрограда не отставали парторганизации Урала. ЦК учитывал исключительно сложные задачи, стоявшие перед коммунистами Урала после разгрома Колчака, и требовал от них «сугубо осторожного проведения партийных мобилизаций в крае» И уральские большевики, умело распределив свои силы, смогли выделить на польский фронт значительное число коммунистов. «Товарищи, — говорилось в обращении Пермского комитета РКП (б) в связи с новым походом Антанты,— слышите боевой сигнал Центрального Комитета нашей партии, который призывает на усиление Западного фронта. ЦК партии зовет к срочной мобилизации коммунистических сил; выполним приказ этот с честью и в трехдневный срок закончим наряд, а совместно с этим поведем широкое разъяснение трудящимся о новом нападении на мирный труд граждан свободной Республики. Все оставшиеся от призыва на фронт товарищи обязуются еще сильнее увеличить производительность труда, так как трудом и битвами на фронте мы окончательно добьем врага. Через труд к победам, к миру» 2. В мае 1920 г. партийные организации Урала отправили на фронт около 900 коммунистов. Так же успешно партийная мобилизация прошла и в других областях страны. Большую работу провела Коммунистическая партия Украины. С помощью ЦК РКП (б) в начале 1920 г. ряды партийной организации Украины были укреплены и очищены от антипартийных элементов. 27 апреля ЦК КП(б)У объявил полностью мобилизованными партийные организации Киевской, Волынской и Подольской губерний. Мобилизованные направлялись в 12-ю армию и для проведения партийно-политической работы в деревне. Часть переводилась на казарменное положение 3. В этот же день Киевский губернский съезд Советов мобилизовал на фронт часть своих делегатов. Большую роль в организации сил трудящихся Украины сыграл 4-й Всеукраинский съезд Советов, открывшийся 16 мая 1920 г. в Харькове. Съезд принял манифест «К крестьянам, рабочим, воинам Красной Армии и всем трудящимся Украины», призывая бросить все силы для победы над интервентами. «Русские рабочие и крестьяне спешат к нам на помощь, — указывалось в манифесте. — Братский союз наш с рабоче-крестьянской Россией еще больше окрепнет и закалится в борьбе» К Успех партийной мобилизации был повсеместным. Только в мае 1920 г. было мобилизовано 4563 коммуниста, из которых 3600 послано на фронт и 787 — для работы на Украине. Разверстка ЦК РКП (б) была перевыполнена в полтора раза. В течение 1920 г. мобилизации коммунистов проводились неоднократно. С апреля по ноябрь 1920 г. их было пять. Всего ЦК партии направил на фронт более 24 тысяч коммунистов, не считая посланных Украиной и другими прифронтовыми районами. Армейские политорганы развернули работу по вовлечению в ряды партии лучших командиров и бойцов. Число коммунистов в действующей армии к 1 августа 1920 г. возросло до 120 185 человек. Всего же в Красной Армии членов и кандидатов РКП (б) к этому времени было около 300 тысяч, что составляло почти половину всего состава партии в то время. В 1920 г. в ряды армии было мобилизовано также свыше 12 тысяч комсомольцев и 14 тысяч рабочих — членов профсоюзов. На польский фронт ЦК РКП (б) направил видных деятелей партии. Членом PBG Юго-Западного фронта был назначен член Политбюро ЦК РКП (б) И. В. Сталин, членами Реввоенсовета 14-й армии — М. JI. Рухимович и Н. П. Горбунов, 13-й армии — член ЦК КП(б) Украины В. П. Затонский. Начальником тыла Юго-Западного фронта был утвержден член ЦК РКП (б) Ф. Э. Дзержинский. Начальником политотдела Западного фронта послан А. Ф. Мясников. Для проведения агитационной работы в войсках на фронт выехал поэт Д. Бедный. Прибытие на фронт нового большого отряда коммунистов, видных деятелей партии и правительства, передовых рабочих, профсоюзных активистов и комсомольцев значительно повысило боеспособность советских войск. ЦК партии и Советское правительство особое внимание уделяли вопросу создания резервов. В 1920 г. были объявлены новые призывы в армию, которые дали фронту многочисленные пополнения. В течение 1920 г. в Красную Армию влилось более миллиона человек. Война требовала все большего и большего напряжения сил, чтобы обеспечить фронт вооружением, боеприпасами и продовольствием. 30 апреля 1920 г. Совет Труда и Обороны обязал все народные комиссариаты еженедельно представлять краткие письменные отчеты об оказании содействия Западному фронту. Работа наркоматов и ведомств по обслуживанию действующей армии ставилась под строгий контроль Совета Труда и Обороны. Расширялось военное производство. По решению Совета Труда и Обороны в 1920 г. на Урале началось сооружение нового патронного завода. Новые цехи и отделы открывались на других оборонных предприятиях. Фабрики и заводы испытывали большую потребность в квалифицированных рабочих. В годы гражданской войны лучшие пролетарские кадры ушли на фронт, в продотряды, на советскую и партийную работу, поэтому Советское правительство провело персональный отзыв из рядов Красной Армии специалистов важнейших отраслей производства. По решению Совета Труда и Обороны в 1920 г. было откомандировано из Красной Армии 48 тысяч высококвалифицированных рабочих, которые были направлены в важнейшие отрасли промышленности. В первую очередь нужно было укрепить предприятия, работавшие на оборону. А так как людей и оборудования зачастую не хватало, то приходилось закрывать второстепенные фабрики и заводы. Рабочие и служащие важнейших предприятий переводились на красноармейский паек. Рабочие Москвы и Петрограда, оружейники Тулы, ткачи Иваново-Вознесенска, металлисты Урала, рабочие других промышленных центров самоотверженно трудились для достижения победы над врагом. Огромный патриотический подъем, непреклонная воля н решимость рабочего класса явились той силой, которая помогла преодолеть трудности и наладить непрерывный рост военного производства. Выпуск винтовок увеличился с 17 649 штук в апреле 1920 г. до 26 300 в мае и 32 994 штук в июне, а патронов — с 21 миллиона до 29 п 33 миллионов штук. В 1920 г. особенно широкий размах приняли коммунистические субботники. В субботниках участвовали уже не только коммунисты и комсомольцы, но и самые широкие слои трудящихся. По примеру рабочих субботники проводили и крестьяне. Проводы петроградских коммунистов на фронт. 1920 г. (Фото} Новая военная угроза еще теснее сплотила трудовое крестьянство с рабочим классом под знаменем Коммунистической партии и Советской власти. Одним из показателей этого явился рост сельских партийных организаций. Общая численность коммунистов-крестьян в сентябре 1920 г. превышала 150 тысяч. Это значительно облегчало Советскому государству мобилизацию крестьян в Красную Армию и сбор продовольствия. Советская страна в 1920 г. получила хлеба значительно больше, чем в прошлые годы гражданской войны. Запасы продовольствия, собранные в 1920 г., позволили обеспечить необходимым минимумом питания армию, фронт и рабочих в тылу. Партия развернула огромную агитационно-политическую работу среди трудящихся в тылу и на фронте. Для руководства ею ЦК РКП (б) 4 мая 1920 г. создал при Политическом управлении РВСРспециальную комиссию. Bee состав вошли Ю. Мархлевский, П. М. Керженцев и др. Огромная организаторская и агитационно-политическая работа партии, проделанная в первые же недели войны, позволила Советской республике в короткий срок создать необходимые материальные и политические предпосылки для перехода Красной Армии от обороны к широкому наступлению. Организация наступления войск Западного и Юго-За- падного фронтов проводилась по указаниям и под контролем ЦК РКП (б). В разработке плана наступления непосредственное участие принимал В. И. Ленин. Главком С. С. Каменев впоследствии в своих воспоминаниях писал, что окончательному плану кампании на польском фронте предшествовало создание нескольких вариантов. «Варианты докладывались Владимиру Ильичу. Докладывал начальник штаба П. П. Лебедев в присутствии т. Склянского и моем в кабинете Владимира Ильича. Владимир Ильич интересовался подробностями. Особо подробно было доложено состояние железных дорог» Окончательный вариант плана И. В. Сталин по поручению ЦК РКП (б) доложил на заседании Политбюро ЦК 28 апреля. План был одобрен. Основная его идея со- стояла в том, чтобы путем ряда согласованных операций разгромить войска Пилсудского и освободить Украину и Белоруссию. Главный удар предполагалось нанести в Белоруссии, севернее Полесья, силами Западного фронта. Вспомогательный удар поручался Юго-Западному фронту в общем направлении Ровно — Брест. Наступление фронтов должно было вестись в самом тесном взаимодействии. Действия Юго-Западного фронта, хотя в плане им отводилась только вспомогательная роль, должны были носить широкий и решительный характер. Этот фронт намечалось укрепить свежими силами. Особенно важное значение имела переброска с Кавказа 1-й Конной армии во главе с К. Е. Ворошиловым и С. М. Буденным. После преодоления советскими войсками лесов и болот Полесья, разделявших Западный и Юго-Западный фронты, и выхода Красной Армии на меридиан Бреста, предполагалось объединить оба фронта под единым командованием. Наступление Красной Армии в Белоруссии намечалось на 14 мая. Главный удар из района западнее Витебска должна была нанести 15-я армия. Другая армия Западного фронта — 16-я — наносила вспомогательный удар на игуменском направлении. В дивизиях Западного фронта шли последние приготовления к сокрушительному отпору белопольским интервентам. Не ради завоевания чужих земель и порабощения народов Советское государство направляло ударную силу своей армии на Запад. Речь шла о защите социалистической революции, свободы и независимости многомиллионных масс трудящихся Белоруссии, Украины, России. «...Мы завоевательными планами не занимались, — указывал В. И. Ленин. — ...Но, раз нам война навязана, мы должны ее кончить победоносно» К
<< | >>
Источник: Алахвердов Г., Кузьмин Н., Рыбаков М.. Краткая история гражданской войны в СССР. М.: Госполитиздат, - 434 с.. 1960 {original}

Еще по теме СНОВА В БОЙ!:

  1. НАСТУПАТЕПЬНЫЙ БОЙ
  2. БОЙ У С. СОКОЛЬИ ГОРЫ
  3. 6.9. Бой у Филипповского. Аулы
  4. ПОСЛЕДНИЙ БОЙ РОЛАНДА
  5. БОЙ У ПЬЯНОГО БОРА
  6. СНОВА В НОРВЕГИЮ
  7. ПОСМОТРИТЕ СНОВА
  8. И снова Григорий Орлов
  9. Снова о криминологии и девиантологии
  10. Все начинаю снова...
  11. СНОВА ТРЕХЧАСТНОЕ ДЕЛЕНИЕ