<<
>>

ЯРОСЛАВСКОЕ ВОССТАНИЕ

Это восстание 6—21 июля 1918 года тоже стало реакцией на движение чехословаков. Кроме того, ходил упорный слух о подготовке крупного французского десанта в Архангельск. Мол, высадятся союзники в начале июля и начнут наступление на Вологду и Вятку.

Глава французской военной миссии Нуланс активно распространял этот слух и готов был давать деньги на подготовку. Россия в июле 1918 г.

Мурмащ

-Архангельск:

fempoxu

'НшгорЪ

UmwtethjftCfi ^Одесса \' ft.

Петрапавловск-КалтаЫский

Тамбов

1к(гтерш;буре

Сета

ъНарым

юяаевск-на-Амуре - штдровек- Сахалинск

Енисейск

тшловск

кврюр

)Красноярск5

шпек

(іГурьев

Новойм» чгііжк

н а р*

тгаєегцбнек

Чита

Семип&щп йпек'

оКяхФа

Дщроеск (Ак-Мечеть)

Харбин

iciioeadck1 12.

Армения 13.

Терское казачье войско 14.

Кубанское казачье войско 15.

Закаспийское правительство 16.

Хива 17.

Бухара 18.

Особый Читинской ощгуг 19.

Государство анархиста Рогачева 20.

Пояс анархии 21.

Семиреченасое казачье войско 22.

Туркестанская советская республика

Государство Мамонтова Государство Щетинкина -Кравченко Северо-Западная армия Родзянко Зона турецкой оккупации Вторая Речь Посполитая Зона румынской оккупации Северное правительство Всевеликое войско Донское Уральское казачье войско Оренбургское казачье войско Грузин

1.

2. 3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

'Тегеран \?ЛіиХа6<зд[уЩ0№ (0Ташкент

ІишгіЩУ

. Кушк^-^^П

Подготовил восстание «Союз защиты родины и свободы» эсера и террориста Бориса Савинкова. Ячейки «Союза» с самого начала существовали в Москве, Рыбинске, Муроме, Костроме. Это была хорошо разветвленная подпольная сеть, раскинутая в 34 городах и включавшая до 5 с половиной тысяч боевиков. «Союз» поддерживали местные организации «Союза георгиевских кавалеров», «Союза фронтовиков», «Союза офицеров».

«Союз защиты родины и свободы» объединял социалистов и людей «партии порядка». После провала московского подполья в мае—июне уцелевшая часть во главе с полковником А.П. Перхуровым отправилась в Ярославль. Другая часть «союзников» во главе с полковником Бреди- сом — в Рыбинск. Большая же часть во главе с полковником Рачковским уехала в Казань, где офицеры перешли линию фронта и соединились с армией Комуча.

А.П. Перхуров рассчитывал, что при первых сполохах восстания из Калуги прибудет большой отряд, до 200 человек. А в Рыбинске, Муроме, Ростове, Иваново- Вознесенске тоже вспыхнут восстания. Получись так, антибольшевистское восстание охватило бы всю центральную часть Великороссии.

В Ярославле Перхуров создал организацию, которая называлась «Ярославский отряд Северной Добровольческой армии». В эту организацию записалось от 2 до 6 тысяч человек, но участвовало в событиях всего от 400 до 1 тысячи. Организация была военным подразделением и делилась на отряды по 5—6 человек, сведенные в 2 батальона.

В ночь на 6 июля на Леонтьевском кладбище, недалеко от городского вокзала, Перхуров собрал 105 человек. Все вооружение состояло из... 12 револьверов.

Тем удивительнее успех: к полудню 6 июля восставшими был ликвидирован большевистский штаб, разоружена его охрана, захвачены почта, телеграф, радиостанция, казначейство.

Весь центр города.

Восставшие захватили старый арсенал, но не смогли удержать артиллерийские склады. Район города за р. Ко- торослью захватить не удалось. Во второй половине дня со стороны железнодорожной станции Всполье уже началось наступление красных.

Но восставших к тому времени было уже не 105!

Восставших поддержала городская милиция — она формировалась еще до октября 1917 года. Губернский комиссар прапорщик Фалалеев возглавил один из отрядов и погиб в бою.

Пришли военспецы из Ярославского военного округа — около 120 человек во главе с полковником Лебедевым и генералом В.И. Карповым.

На сторону «перхуровцев» перешел автоброневой дивизион поручика Супонина (25 офицеров, 2 пушечных бронеавтомобиля «Путилов-Гарфорд», 5 пулеметов).

Пришли добровольцы — кадеты, лицеисты Демидовского юридического лицея, гимназисты. Около 100 человек.

Восставшие рассчитывали на рабочих железнодорожных мастерских, но из 600 человек в боях участвовали всего 140. Остальные рабочие, впрочем, подготовили бронепоезд. Бронепоезд ^имел только противопульное бронирование, его сделали буквально за несколько часов. Он курсировал между станциями Уроч и Филино, на Заволжском участке фронта.

Был расчет, что восстание поднимет Ярославскую и соседние губернии. Этот расчет тоже не оправдался. 8 и 9 июля красные подавили попытки восстаний в Рыбинске и в Муроме.

Перхуров утверждал, что к нему не раз приходили крестьянские ходоки, выражали готовность помочь.

Реально пришло около 200 человек, в основном из села Диево-Городищево. 8 июля, собравшись по звону набата и отслужив молебен «о даровании победы над безбожной властью», волостной сход села принял решение идти на подмогу повстанцам. Односельчанами руководили свои же односельчане-офицеры — «офицеры военного времени» Конанов, Тарасов, Москвин, Ершов, Перелыгин.

Человек 50 сражались в Ярославле. В несколько раз большее число людей получили оружие и пошли с ним в свои деревни. Эти же 50 фронтовиков из крестьян защищали район Тверицы — оттуда красные пытались прорваться в город. Практически все они погибли.

Перхуров объявил себя Главноначальствующим Ярославской губернии. Он позаботился и о гражданском управлении. «Все органы и распоряжения так называемой «советской власти» упраздняются», — заявил он. Упразднялись и волостное земство, милиция, волостные комитеты.

Их заменяла власть «Управления Главноначальствующе- го по гражданкой части», а «в прочих городах губернии» — власть «начальников уездов». Возрождались окружные суды, а функции полиции передавались «уездной и городской страже».

Позже у Деникина в 1919 году эти постановления будут воспроизведены с точностью до миллиметра: временная военная диктатура, приоритет исполнительной власти над представительной. Представительство же не партийное, а сословно-профессиональное.

Была восстановлена городская управа, в которую вошли представители чиновничества, двое кадетов и двое меньшевиков. Помощником Главноначальствующего по гражданской части стал меньшевик Савинов.

13 июля 1918 года Управа издала обращение «К населению города Ярославля»: «Только единая, собранная, сплоченная национальной идеей Россия должна выйти победительницей в начавшемся разгаре борьбы. Перст истории указал на наш город, и нужно верить, что Бог спасет нашу Родину в тяжелую настоящую годину».

Воззвание заканчивалось словами: «Да здравствует Всенародно-законно-избранное Учредительное собрание!»

Позже красные много писали о «зверствах белогвардейцев», красочно описывали убийства «сторонников Советской власти» и страшную «баржу смерти». Якобы «белогвардейцы» держали в этой барже 300 приговоренных и хотели их там потопить. Якобы только наступление Красной Армии спасло обреченных людей117.

Внесем ясность в вопрос... сразу в три вопроса.

Во-первых, восставших невозможно назвать «белогвардейцами». Ни крестьяне, ни рабочие, ни гимназисты ими не были.

Во-вторых, из «сторонников Советской власти» убито было 10—20 человек в бою, в момент нападения на центр города. Бой шел, знаете ли — во время боя иногда стреляют.

Расстреляли восставшие двоих: председателя исполкома Горсовета Д. Закгейма и комиссара Ярославского военного округа С.М. Нахимсона. Причем расстреляли в горячке боя, из добытого в той же схватке оружия. Этих двух только и можно считать «жертвами белого террора».

В-третьих, на «барже смерти» было заключено не 300, а 82 арестованных активиста Советской власти. Подчеркиваю: арестованных. Охранять их было некому; красных посадили в трюм баржи, чтоб не сбежали до конца восстания. Этих людей предполагалось судить гражданским судом, с адвокатом и присяжными.

Этих людей не избивали, не пытали, не запугивали. Их близких не брали в заложники и не пытали на их глазах. Перхуров несколько раз приказывал доставлять пищу арестованным. Последний раз уже под огнем красных. 17 июля лодку с офицером, который вез арестованным пищу, красные подбили артиллерийским снарядом, ранили гонца... В результате огня своих же арестованные сидели голодные до 22 июля, когда их выручили «интернационалисты»- австрийцы. Не есть несколько дней неприятно и опасно, но ведь это не было специальной мерой со стороны белых. Не способом мучить и убивать.

Замечу еще, что белые арестовывали красных, чтобы судить их цивилизованным судом. После того как многие их товарищи и семьи многих из них сгинули в подвалах «чрезвычайки».

С 9 июля полк Красной Армии, рабочие отряды и «интернационалисты» — 1-й Московский интернациональный батальон из австрийцев, латышский корпус, 1 -й польский революционный полк, венгерские части — начали насту- пление. Из-за Которосли и от Всполья город постоянно обстреливали бронепоезда.

Осажденному городу коммунисты предъявили ультиматум и передали его по радио: жители должны выйти из него, а иначе «по городу будет открыт самый беспощадный, ураганный артиллерийский огонь из тяжелых орудий, а также химическими снарядами». Говоря коротко: из города никто не побежал. И начался артиллерийский обстрел.

В общей сложности на город упало около 75 тысяч снарядов. Город бомбили до 30 самолетов. Об этом очень откровенно писали красные, приводя собственные приказы и доклады летчиков. По их собственным словам, они применяли бомбы все большей разрушительной силы, пока центр города не «охватило море огня»118. Красные полностью разрушили Афанасьевский монастырь и Спасо-Преображенский монастырь, основанный еще в XIII веке ростовским князем Константином Всеволодовичем. В огне погибли Демидовский лицей и его уникальная библиотека, городская больница, Гостиный двор, 15 фабрик, 9 начальных училищ, больше 100 жилых домов. По сути, весь центр Ярославля.

Коммунисты откровенно писали, что «восстание в Ярославле должно быть подавлено ценой каких угодно разрушений и жертв»119.

Еще в 1920-е годы обгорелые остовы и заросшие бурьяном пустыри «красовались» в центре города. Советским историкам хватало совести писать о них как о последствиях «двухнедельного хозяйничанья «защитников свободы»120.

Весь фронт от р. Которосли до железнодорожного моста был разделен на 6 участков, каждый из которых защищал отряд в 100—150 человек при 6 пулеметах. У восставших было 2 орудия. Противостоять артиллерийским налетам они не могли никак. Через несколько дней боев один броневик вышел из строя, а второй переезжал от одного участка фронта к другому в качестве своего рода подвижного резерва.

Остро не хватало патронов. Винтовочными патронами пришлось набивать пулеметные ленты, бойцы держали при себе «берданы» для стрельбы и винтовки без патронов, но со штыком — на случай рукопашной.

Перевес красных был абсолютным: около 10 тысяч солдат против 800—1000 восставших плюс около 100 артиллерийских стволов и авиация порядка 40 самолетов.

К 20 июля стало очевидно: никто на помощь не придет. Ни крестьяне губернии, ни повстанцы других городов, ни французы. Часть повстанцев (в основном местные) во главе с генералом отказались покинуть город.

Члены офицерских организаций во главе с Перхуро- вым прорвались на пароходе к Толгскому монастырю. Их было около 100 человек. Они хотели вооружить и поднять местных крестьян... Мужики взяли винтовки, но воевать не пошли и попросту попрятали оружие. Пригодится...

Офицерская фуппа Перхурова еще почти месяц бродила по заволжским лесам, деревням и селам. Ни один из этих людей не был выдан красным! Ни один... Группе удалось перейти линию фронта и соединиться с Народной армией Комуча.

21 июля оставшиеся в живых повстанцы сдались «Германской комиссии военнопленных № 4». Глава этой комиссии лейтенант Балк заверил сдававшихся: его комиссия занимает «позицию вооруженного нейтралитета», никто из них не будет выдан красным. Они не знали, наивные русские люди, что Балк — агент германской разведки и что Германии выгодно поддерживать верных союзников — красных. По словам самого Балка, «после Октябрьской революции я был в комендатуре Смольного под именем бывшего корнета Василевского», а во время подавления Ярославского восстания «командовал батареей. Солдаты были исключительно мадьяры из отряда, сформированного еще летом 1917 года на Волге. Немало колоколен удалось сбить. Похвастаюсь: не будь нашей организации, еще неизвестно, во что бы обернулось дело...»121.

Вроде Балк не хвастался выдачей повстанцев коммунистам, но, во всяком случае, честно их всех пересчитал. 22 июля 1918 года он выдал коммунистам 428 человек. Все они тут же были расстреляны.

600 повстанцев погибли на позициях. Пленных коммунисты не брали, раненых добивали. В городе было расстреляно сперва 57 человек, потом «особо-следственная комиссия» стала допрашивать сотни и тысячи людей. Выявили 350 заговорщиков, имевших связь с чехословаками, и расстреляли. Это — по официальным данным. Жители города считали, что коммунисты расстреляли не менее 2 тысяч человек (в их числе убиты все рабочие, которые готовили и ремонтировали бронепоезд).

Число мирных жителей, уничтоженных огнем артиллерии и бомбежками, никогда не было названо даже примерно. Я спрашивал у профессиональных военных, но все они не могли назвать наиболее вероятной цифры: «Все зависит от конкретных условий...» По крайней мере, 2—3 тысячи человек были убиты и ранены. Все раненые, включая женщин и подростков, считались участниками боев и расстреливались на месте.

<< | >>
Источник: Буровский А. М.. Самая страшная русская трагедия. Правда о Гражданской войне — М.: Яуза- пресс,. — 640 с.: ил. — (Вся правда о России).. 2010 {original}

Еще по теме ЯРОСЛАВСКОЕ ВОССТАНИЕ:

  1. Глава 9. Ярославское восстание
  2. Меньшевики и Ярославское восстание.
  3. Князья Василий и Константин Ярославские
  4. Восстание в Мелилье. —? В Тетуане. — В Сеуте. — В Лараче. — Мадрид узнает новости. — Конституционные контрмеры. — Восстание в Андалузии. — Кейпо де Льяно в Севилье. — События в Гранаде, Кордове и Альхесирасе.
  5. ЕМЕЛЬЯН МИХАЙЛОВИЧ ЯРОСЛАВСКИЙ (1878 - 1943)
  6. О восстании в Сибири.
  7. Восстание левых эе-ров.
  8. Восстание кулаков в деревне.
  9. ВОССТАНИЯ В ТЫЛУ
  10. Восстание в Ярославле и его программа.