<<
>>

1.4. Развитие психологической культуры личности как условие преодаления чувства одиночества в юношеском возрасте

Психологическая культура личности является условием сохранения ее психологического здоровья. Поэтому решение проблемы переживания чувства одиночества в юношеском возрасте рассматривается нами в рамках развития психологической культуры личности.

К сожалению, в настоящее время ученые пока не могут найти системный подход к преодалению одиночества. Н.Е. Покровский в своих исследованиях отмечает, что В. Вейс считает, что всем одиноким людям необходимо направить свою энергию на проекты, дружеские связи, позаботиться о круге общения. Отдельные представители психологии считают, что для того чтобы преодолеть состояние одиночества, необходимо узнать самого себя, перестать обижаться на окружающих и «соединиться с каким-либо другим человеком». Например, исследователь Дж. Теннер предполагает, что, несмотря на то, что в любви человек всегда подвергается большому риску страдания, в то же время «чем больше мы берем на себя личную ответственность за последствия любви, тем менее одинокими мы становимся» [27, с. 116]. У. Шутц выдвигает другую позицию: одинокие люди должны основательно познать самих себя, собственные чувства и заняться чем-то новым; делать это нужно до тех пор, пока они «не начнут дорожить своим одиночеством и ценить его, и в то же время их потребность в контакте с людьми будет удовлетворена» [150, с. 116].

На наш взгляд, большая часть подобных рекомендаций имеет абстрактную формулировку и не содержит конкретного алгоритма по преодолению одиночества. Рассматривая переживание чувства одиночества как проблему, связанную с психологическим здоровьем, а следовательно с психологической культурой, рассмотрение ее компонентов позволяет выделить основные ориентиры работы по преодалению данного переживания. В данном исследовании мы основываемся на структурных компонентах психологической культуры личности, выделенных Л.С. Колмогоровой. К ним относятся: когнитивный,

компетентностный,ценностно-смысловой, рефлексивно-оценочный и культуротворческий компоненты [50, с. 360]. Автор заложила в основания вышеперечисленных компонентов их содержание и функцию. Данные компоненты являются самостоятельными по своей сути, но между ними присутствуют связи. Данные связи показывают уровень культурного освоения и генезис личности в культурном аспекте в целом. Психологическая

грамотность, под которой понимается совокупность психологических умений и знаний, представлена в когнитивном компоненте. С данного компонента начинается усвоение психологической культуры; данный компонент является ее основой. На данный процесс усвоения влияют возраст человека и его индивидуальные особенности. Компетентностный компонент психологическ ой культуры определяется Л.С. Колмогоровой как: «особый тип организации предметно-специфических знаний, позволяющий принимать эффективные решения в соответствующей области деятельности; психологическая компетентность может быть охарактеризована через эффективность, конструктивность деятельности (внешней и внутренней) на основе психологической грамотности; она означает эффективное применение знаний, умений для решения стоящих перед человеком задач, проблем и предполагает соединение обобщенных психологических знаний с знаниями о себе, конкретном человеке, ситуации» [50, с.

365]. Ценностно-смысловой компонент психологической культуры Л.С. Колмогорова определяет следующим образом: «он представляет собой совокупность, систему

личностно-значимых и личностно-ценных стремлений, идеалов, убеждений, взглядов, позиций, отношений, верований в области психики человека, его деятельности, взаимоотношений с окружающими; эти характеристики составляют основу внутреннего мира личности и в отличие от норм ценности предполагают выбор какого-либо объекта, потребности, способа; становясь мотивами поведения, они переходят в ценностные ориентации личности» [50, с. 366]. Ценностно-смысловой компонент, с позиции автора, «составляет ядро структуры личности и характеризует ее направленность, иерархия же ценностей и смыслов, мировоззрение, убеждения и идеалы составляют содержательную сторону структуры и направленности личности» [50, с.366]. Культуротворческий компонент подразумевает, что личность с самого раннего возраста является творцом, а не только творением. Объектом «творца» выступают такие продукты психологического творчества как убеждения, поступки, возникающие образы, символика и т.п. [50].

Рефлексивный компонент психологической культуры Л.С. Колмогорова представляет как: «осмысление человеком целей, процесса и результатов своей деятельности по присвоению психологической культуры, а также осознание тех внутренних изменений, которые в нем происходят, себя как изменяющейся личности, субъекта деятельности и отношений» [50, с. 365]. Данный компонент выступает основным механизмом в юношеском возрасте, способствующий раскрытию внутренних ресурсов личности. Мы считаем, что на основе развития рефлексии в работе по преодолению юношеского одиночества возможно формирование позитивного самоотношения, выработка новых адаптивных стратегий поведения и способов конструктивного общения. И.С. Кон отмечал, что рефлексия в юности выполняет большую духовную работу, именно с её помощью совершается самое главное открытие юности - открытие внутреннего мира [54].

В работах С. Л. Рубинштейна, Л. И. Божович, И. С. Кона, И. И. Чесноковой, В. В. Столина показано, что важным регулятором деятельности человека является его самосознание. Оно принимает активное участие в жизнедеятельности человека и влияет на его развитие и состояние. Также рефлексивный механизм личности позволяет ей переходить на более высокие уровни в развитии. Таким образом, рефлексия условно захватывает все вышеперечисленные компоненты психологической культуры [50]. Вместе с тем, Л.С. Колмогоровой отмечает, что проблемы в выделенных компонентах психологической культуры затрудняет выполнение ее основных функций. Укажем данные функции: «репродуктивно-трансляционная

функция (психологическая культура способна сохранять и передавать определенные достижения в развитии психологических взглядов, навыков и умений, способов продуктивной деятельности, методов, создающих преемственность от одного поколения к другому и факторов поэтапного прогресса всего человечества; конструктивно-адаптационная функция (психологическая культура обеспечивает социальную адаптацию, эффективное взаимодействие, взаимопонимание, общение людей, которые отличаются друг от друга по национальности, возрасту, полу и другим признакам); проективно-ориентационная функция (психологическая культура позволяет человеку ориентироваться, планировать процесс жизненного самоопределения, сознательно проектировать, «строить» свою жизнь и судьбу; регулятивная функция (психологическая культура обеспечивает эффективность таких процессов, как саморегуляция, самоорганизация, самоконтроль); развивающая функция (психологическая культура запускает процессы самосовершенствования, самореализации и саморазвития); гармонизирующая и профилактическая функция (психологическая культура способна гармонизировать внутренний мир личности, создать целостную непротиворечивую Я-концепцию, вызывает состояние внутреннего благополучия, обеспечивает полноценную духовную и душевную жизнь человека, существенно повышает качество его жизни); продуктивная функция (психологическая культура обеспечивает прогрессивные изменения, способствует обновлению индивидуального и общественного бытия в любой сфере жизни, используя в качестве основы конструирование нового психологического опыта, новой информации о психике и законах ее функционирования)» [50, с. 365]. Далее рассмотрим одиночество в дискурсе проблем в компонентах и функциях психологической культуры в контексте когнитивного подхода к одиночеству Дж. И. Янга. Исследователь Дж. И. Янг проводит обзор теории одиночества, которая базируется на когнитивно-бихевиоральных принципах психологии. Кроме того, Янг в качестве базы использует отдельные положения подхода, разрабатываемого А. Беком, так как именно А. Бек закладывает основания в методы работы с одиночеством [154]. Дж. И. Янгом исследуется проблема зависимости между одиночеством и депрессией. Несмотря на то, что данные феномены отличаются друг от друга, тем не менее, они, судя по множеству выборок, имеют определенные точки пересечения.

Выражением психологической культуры личности являются взаимоотношения людей. Действие психологической культуры на низшем уровне оказывает влияние, прежде всего, на самореализацию человека в социуме, а также на частоту и качество социальных контактов. Если психологическая культура функционирует адекватно, то основные социальные контакты можно называть удовлетворительными. В своей концепции исследователь Дж. И. Янг приводит такое определение одиночества: «одиночество - это отсутствие или воображаемое отсутствие удовлетворительных социальных отношений, сопровождаемое симптомами психического дискомфорта, которое связано с действительным или воображаемым отсутствием таковых» [154, с. 240]. В процессе работы с одиночеством у человека формируется способность получать удовлетворение от межличностного общения. При этом происходит повышение уровня функционирования отдельных элементов психологической культуры. Ключевой момент концепции Янга заключается в том, что исследователь напрямую не считает одиночеством ситуацию, когда человек лишен общества других людей, но при этом он не показывает признаки психического неблагополучия. Человек может быть вполне удовлетворен нахождением наедине с собой. При этом он может и не осознавать расхождения между его желаемыми и реально существующими отношениями. Однако Дж. Янг мог бы назвать такого человека одиноким только в том случае, если бы у него проявилось несколько признаков какого- либо психического нездоровья (например, тревога, дисфория,

злоупотребление алкоголя, наркотиков и пр.). Эти симптомы вряд ли будут зависеть от неудовлетворенной потребности человека в социальных контактах. Дж. И. Янг называет одинокими людей, сильно обеспокоенных тем, что близкие будто обманывают их ожидания, несмотря на внешне нормальные их отношения [154, с. 263]. Такое толкование одиночества в теории Дж. И. Янга базируется на следующем положении: одиночество является не только когнитивным феноменом. Исследователь полагает, что социальные отношения относятся к классу подкрепления, а, как известно, «законы», которые можно применить к другим процессам подкрепления, так же можно использовать и по отношению к социальным отношениям. Например, если человеку можно внушить, что чтение доставляет удовольствие, то его можно также убедить, что доверие к другу вызывает чувство вознаграждения. При этом, конечно, нужно помнить, что социальные отношения являются более сложным феноменом, так как они содержат такие компоненты, как взаимозависимость и взаимность. Этим данные процессы практически ничем не отличаются от иных классов подкрепления. Несовершенство социальных отношений влечет за собой трансформацию характера поведения и эмоционального отклика окружающих людей. Этим обусловлено то, что в конкретных обстоятельствах одиночество представляет собой реакцию на отсутствие значимых социальных подкреплений. Это происходит даже в том случае, когда нет признаков существования на когнитивном уровне «вилки» между ожиданиями человека и реальностью. Верным также является и обратное утверждение. Оно звучит так: одиночество, вероятно, окажется устойчивым, так как человек лишен социальных подкреплений, даже в условиях отсутствия их дефицита в действительности. Более того, по мнению Янга, в ситуации осознания человеком «вилки» между желаемыми и существующими отношениями, подобного осознания оказывается недостаточно, чтобы считать человека одиноким. В соответствии с толкованием одиночества Дж. И. Янгом, подобная рассогласованность между ожидаемыми и реальными отношениями может сопровождаться одним или несколькими симптомами психического расстройства. Зачастую таким признаком может быть состояние аффекта с ярко выраженным негативизмом. Для одиночества характерно варьирование специфического типа аффекта. К примеру, часть одиноких людей чаще всего переживают подавленность и печаль, некоторые даже указывают на тревогу и страх, а другие испытывают гнев и горечь. Исследователь не склонен считать, что только определенные симптомы могут охарактеризовать одиночество. Он думает, что каждый человек по- своему справляется с одиночеством. Это обусловлено многообразием симптомов. Таким образом, Дж. Янг полагает, что люди по-разному истолковывают состояние одиночества. Они могут принимать за данное переживание различные аффективные состояния. Когда люди обнаруживают расхождение между желаемыми и действительными отношениями, они, как правило, реагируют на это неодинаково. Если человек убежден в том, что не способен нормально жить, не опираясь на помощь других, он может испытать чувство тревоги.

Для дальнейшего исследования одиночества важно рассмотреть теорию атрибуции. Внешняя атрибуция проявляется в том, что люди могут обвинить в своем одиночестве других людей. К примеру, они могут быть убеждены в том, что некто другой самолюбив. В этом случае они испытывают гнев и горечь. Внутренняя атрибуция выражается в том, что люди говорят себе, что они сами виноваты в том, что у них нет близких друзей, поскольку они унылы и скучны. Устойчивая атрибуция проявляется тогда, когда у человека отсутствует вера в то, что он в состоянии изменить себя. В таком случае он будет чувствовать печаль, а в последствии он может даже превратиться в больного, страдающего депрессией. В случае если человек правильно относится к своим проблемам, считая их своеобразным вызовом судьбы, если он уверен, что в его силах предотвратить разрыв отношений, если он сам предпринимает меры для их углубления, то вряд ли такой человек будет испытывать негативные эмоции. Подобное состояние нельзя назвать одиночеством. Отсюда можно сделать вывод, что если человек изменит свое понимание причин одиночества, то это позволит ему трансформировать характерное состояние аффекта (к примеру, перейти от печали к гневу). Но, к сожалению, это не поможет смягчить ощущение одиночества. С точки зрения Дж. И. Янга, существенным моментом является то, что одиночество выражается через проявление определенной эмоции, которая имеет негативную окраску. Специфическая эмоция является функцией атрибуции, посредством которой человек объясняет неудовлетворяющие его социальные отношения.

Некоторые психологи рассматривают одиночество только как вид депрессии, а не как самостоятельный феномен, заслуживающий отдельного изучения. Конечно, мы не можем игнорировать данные клинических наблюдений, которые показывают значительное сходство одиночества и депрессии. Эмпирические исследования говорят о том, что между одиночеством и депрессией существуют корреляции (от 0,38 до 0,71). Корреляции зависят от изучаемой выборки и используемых для замеров инструментов [12, с. 169]. Однако с нашей точки зрения, если человек испытывает депрессию и нуждается в в психофармокологической помощи, это область изучения клинической психологии. По мнению Дж. И. Янга, сходство одиночества и депрессии можно объяснить с помощью когнитивной теории. Это означает, что в случае, если человек полагает, что трудности в социальных отношениях возникают из-за его личных недостатков, которые не поддаются изменению, то он, скорее всего, чувствует себя одиноким и подавленным. Зачастую люди склонны винить в своем одиночестве только себя, а не окружающих. Кроме того, они считают причиной одиночества только свое поведение, которое нельзя скорректировать. Поэтому не удивительно, что такие состояния аффекта, как печаль и депрессия являются наиболее частыми спутниками одиночества. Депрессия часто сопровождается большой проблемой - проблемой негативного отношения к жизни. Этим обусловлено и то, что человек в состоянии депрессии преувеличивает негативные аспекты своих отношений и, следовательно, чувствует себя одиноким. В данном случае следует говорить о нарушении волевой функции психологической культуры, то есть о «способности подавлять и справляться с отрицательными эмоциональными воздействиями и переживаниями» [115, с. 29]. С точки зрения Дж. И. Янга, исследование одиночества будет способствовать лечению депрессии, и наоборот, изучение депрессии поможет понять ее более глубоко, что будет

полезно для одиноких пациентов. Важно отметить, что Дж. И. Янгом проведена граница между ситуативным, преходящим и хроническим одиночеством. Различие заключается в продолжительности времени, в течение которого длится одиночество. Хроническому одиночеству подвержены люди, не удовлетворенные социальными отношениями в течение двух и более лет. Преходящее или ситуативное одиночество свойственно людям, имеющим в прошлом удовлетворяющие их отношения, прерванные столкновением со специфическим кризисом (например, смерть или развод, жизненные перемены наподобие отъезда из дома в колледж и т.д.). Результатом такого перехода становится чувство одиночества. Сначала человек может испытывать ситуативное одиночество, однако если он не приспособится к произошедшим изменениям в течение двух лет, то окажется в положении хронически одиноких. Преходящее (повседневное) одиночество предполагает краткое (случайное) чувство одиночества. Хотя хроническое одиночество является критической точкой в измерении одиночества, исследователи не обращают на него должного внимания. Клиническому психологу становится ясно, что взрослый человек, находящийся в изоляции в течение двенадцати лет, страдает тяжелой формой депрессии. Такой человек вряд ли будет похож на студента колледжа, испытывающего чувство одиночества только в течение пяти месяцев, т.е. с момента своего отъезда из родного дома. Хотя и тот, и другой могут одинаково заявлять о том, что их не любят, что они отличаются от других людей, что и у них нет друзей, основания подобных убеждений будут совершенно разными.

Можно предположить, что хроническое одиночество обусловлено долговременным когнитивным или бихевиоральным недостатком отношений с другими людьми, а не временной ответной реакцией на новое окружение. Люди с хроническим одиночеством обычно имеют гораздо меньше близких и интимных отношений, чем у люди с ситуативным одиночеством. Другое исследование позволило сделать вывод, что люди с хроническим одиночеством гораздо выше ценят в общении понимание, чем люди с ситуативным одиночеством. Дж. И. Янг считает, что люди, переживающие ситуативное одиночество, стремятся создать новые удовлетворяющие их социальные отношения в течение нескольких месяцев или более (если новая ситуация ограничивает возможности). А. Бек подчеркивает влияние сознания на поведение и эмоции людей, с чем соглашается и Дж. И. Янг. А.Бек утверждает, что структурирование человеком своего опыта зависит от того, что он чувствует и как действует. Как личностные значения, взгляд на самого себя и на окружение являются основой для «внутренней реальности» человека. Если существует противоречие между личностью и средой, то это говорит о низком уровне развития психологической культуры. Существует два варианта проявления подобного феномена: самоконтроль как пресечение собственного действия самой личностью, и бесконтрольность, т.е. осуществление действий, недопустимых с точки зрения принятых в обществе норм поведения. Для первого случая характерно «решение» проблемы возможного и желаемого. В таком случае действует принцип «запрещено - разрешено» как основание для принятия решений. Здесь механизм осуществления действия - это контроль как ответ на вопрос, что именно непозволительно делать. К сожалению, при этом человек не может раскрыть те способности и интересы, которые он опасается проявлять из-за каких-либо критериев допустимого, принятых им самим. Базу поведенческих реакций для таких людей составляют подчинение и зависимость. Характерные проблемы - это психологическое одиночество, внутриличностный конфликт, потеря смысла жизни. Ценностно-смысловой компонент психологической культуры человека является совокупностью, системой личностно значимых убеждений и взглядов, стремлений и идеалов, позиций и отношений, верований в психической сфере, деятельности человека, в его взаимоотношениях с другими людьми и т.д. Эти компоненты являются «духовными опорами», которые придают жизни смысл, ориентируют в ней человека, способствуют его борьбе с разрушительными и негативными влияниями. Все эти характеристики являются основой внутреннего мира человека, стрежнем его личности. От их высокого развития зависит высокий уровень психологической культуры. Кроме того, Дж. И. Янг указывает на анализ А. Беком разнообразных когнитивных явлений, составляющих внутреннюю реальность каждого человека. К таким когнитивным явлениям он относит образы, мысли, выраженные в словах, автоматическое мышление, основополагающие допущения. Сам Дж. Янг более подробно разбирает два последних явления, считая, что они имеют первостепенное значение в лечении одиночества. А. Беком установлено, что человек, страдающий депрессией, зачастую имеет два потока мышления, которые протекают одновременно. Было зафиксировано, что один поток мыслей такие люди могут описать словами, а второй поток, вообще, редко попадал в отчеты. Исследователям казалось, что люди просто не могли на нем сосредоточиться. Это были, так называемые, автоматические мысли, которые возникают очень быстро и являются подсознательными. Второй поток мыслей часто отклоняется от реальности и логики. Исследователь называет их «когнитивными извращениями» [154, с. 268].

Для объяснения приобретения людьми особого автоматического мышления и искаженной структуры мышления А. Бек вводит дополнительное понятие - основополагающие допущения, которые трактует так: «правила, ценности и стандарты, назначение которых состоит в том, чтобы управлять поведением и детерминировать самооценку человека и даваемые им оценки другим людям» [13, с. 302].

Ж. Пиаже описал бы схему, которая лежит в основе когнитивной структуры в целом. Некоторые из таких допущений тяжело принимаются человеком, например, «если кто-то меня отвергает, значит, у меня не все в порядке» [94, с. 21].

Степень адекватности самооценки личности зависит от наличия искаженных мыслей и представлений о себе и других. Завышенная самооценка либо самооценка с тенденцией к завышению препятствует регуляции своего поведения. Более того, она не позволяет осуществлять коррекцию отдельных факторов поведения, тем самым, осложняя жизнедеятельность человека на уровне межличностных взаимодействий. Заниженная самооценка или самооценка с тенденцией к занижению отрицательно влияет на психологическое здоровье человека и является показателем внутреннего конфликта. Обладая такой самооценкой, человек зачастую не имеет возможности реализовать себя как личность и индивидуальность; затрудняется проявление способностей и удовлетворение потребностей. Человек с заниженной самооценкой, как правило, оказывается не в состоянии дать выход своим чувствам, выразить эмоции. Наличие адекватной самооценки показывает развитую психологическую культуру, обеспечивающую «гармонизацию внутреннего мира человека и целостную непротиворечивую Я-концепцию» [51, с. 19].

Работа по преодолению одиночества в рамках когнитивных взгядов ориентирована на проблемный подход. Работа психолога заключается в выявлении совместно с клиентом в его расстройстве ряда проблем (психологических, ситуативных и межличностных), которые можно решить. Когнитивный взгляд на работу позволяет совместно с клиентом разработать некую структурную форму, которая может помочь в исправлении ошибок, возникающих в ходе мышления и при решении проблемы. Клиент должен делать это постепенно, поэтапно. Такой подход предполагает использование и когнитивных, и бихевиоральных методик, которые способны заметно повысить степень развития элементов психологической культуры. Одной из важнейших характеристик в работе психолога в когнитивном направлении является сотрудничество с клиентом. Психолог поясняет рациональность и целесообразность каждого вмешательства и смотрит на реакцию клиента на каждый этап работы, предлагая ему выбрать альтернативный способ, побуждая, таким образом, клиента к пониманию основных вопросов. Каждая рабочая встреча должна быть хорошо структурирована. Психолог должен следить за тем, чтобы клиент не отклонился от проблемы.

Успех такой работы во многом зависит от самостоятельной работы клиента. Результаты наблюдений показывают, что если клиенты систематически не используют в своей повседневной жизни тот опыт, который они приобрели во время работы с психологом, то прогресса практически не наблюдается. Применяемые психологом техники должны способствовать развитию психологической компетентности, то есть способности применять во взаимодействии полученные знания, умения и навыки, так как клиент может развить рефлексию только путем осознания внутренних изменений.

После установления сотрудничества и структуры взаимоотношений между клиентом и психологом, последние должны концептуализировать основные ошибки мышления, эмоций и поведения, в которые можно вмешаться и исправить для того, чтобы решить проблемы клиента. Для этого необходимо обучить клиента держать под контролем собственные эмоции и поведение в повседневной жизни, особенно в тех ситуациях, в которых клиент испытывает наиболее сильное расстройство. Психолог должен договориться с клиентом о новых формах поведения и эмоций, которые наиболее подходят для работы по сравнению с теми, которые клиент имеет в данный момент. Затем необходимо изменить неадаптивное поведение и эмоции клиента. Как правило, клиент изначально имеет специфическое автоматическое мышление, которое мешает ему исполнять роли при освоении новых форм поведения. Завязывая разговор с потенциальным другом, клиент одновременно может думать, что он скучный человек. Когнитивное направление работы позволяет помочь клиентам понять и выразить словами мысли, которые не дают им покоя и от которых зависят их действия и чувства. Как правило, такие мысли выявляются посредством определенных методик. Например, психолог может попросить клиента представить себя в какой-нибудь затруднительной ситуации, произошедшей в элитарном ресторане. Клиент должен подробно описать окружающую обстановку и происходящие события. При этом психолог должен задать серию проверочных вопросов, посредством которых выявляются автоматические мысли, возникающие у клиента. Как правило, автоматические мысли кажутся клиенту вполне адекватными, хотя психолог может считать их нелогичными. Тогда специалист должен попросить клиента отказаться на короткое время от убеждения в истинности его мыслей и посмотреть на них как на гипотезу, которая нуждается в проверке. Затем - психолог и клиент начинают подбирать доказательства, которые подтверждают мысли и противоречат им. Психолог и клиент должны оценить собранные доказательства и прийти к определенным выводам. Результатом этой работы является обучение клиента экспериментальному методу. Благодаря такой работе клиент сможет осознать различия в его восприятии реальности и самой реальности. Проводя собственные эксперименты для проверки верности своих автоматических мыслей, клиент часто обнаруживает, что он игнорировал важную альтернативную информацию. Он может понять, что у него никогда не было данных, которые относились бы к некоторым его убеждениям. Кроме того, он может осознать, что игнорирует логические противоречия, возникающие в его мышлении. Он может выяснить, что за те ошибки, за которые должны нести ответственность другие люди, он стыдил себя. Наконец, он поймет, что не заметил реального решения своей проблемы. Все это приведет его к осознанию, что те соображения, которыми он руководствовался при восприятии жизни, всегда заставляли его терпеть поражение. На этом этапе психолог работает с когнитивным компонентом психологической культуры. Эта работа направлена на приобретение клиентом новых психологических знаний, умений, которые повысят его психологическую компетентность и позволят сформировать позитивное мышление. Последующая работа с клиентом должна быть подчинена развитию регулятивной функции психологической культуры, а именно обеспечению эффективности саморегуляции, самоорганизации и самоконтроля в затруднительных ситуациях. Беседа должна быть построена так, чтобы большую часть времени психолог задавал вопросы клиенту, а не прибегал к нравоучительному тону. С помощью вопросов специалист обучает клиента применять научный метод. Примерами таких вопросов могут быть следующие: «Какими доказательствами я располагаю?», «Достаточно ли этого, чтобы подтвердить мой вывод?», «Существуют ли альтернативные объяснения?». Отвечая на эти вопросы, клиенты открывают для себя нелогичность и нецелесообразность автоматического мышления и избавляются от дисфункциональных мыслей. Подобный метод по стимуляции «открытия» посредством индуктивных вопросов используется в преподавательской пратике и является ключевым моментом когнитивной работы.

Дж. И. Янг отмечает следующий момент: «полезно будет

рассматривать терапию как систематическую поэтапную последовательность

- от менее сложных к самым сложным переменам. Обычно указанный процесс начинает ускоряться, так как здесь взаимодействуют три компонента

- эмоции, поведение и сознание» [154, с. 170]. Специфика психологического

здоровья заключается в его культурной опосредованности, зависимости от «культурной рамки», в которой личность живет и развивается. Дж. И. Янг представляет культурную опосредованность психологического здоровья в виде ранних неадаптивных схем, формирующихся в детском возрасте и являющихся плодами родительского стиля воспитания. Например, родители, взаимодействуя с ребенком, редко хвалят его, негативно оценивают его деятельность, неадекватно реагируют на успехи ребенка либо проявляют безразличие к нему. Такое поведение говорит о низком уровне развития психологической культуры родителей. Неадаптивные схемы, возникающие из-за родительского поведения, развиваются на протяжение жизни человека и являются дисфункциональными. Дж. И. Янг выделяет восемнадцать ранних неадаптивных схем, исследуемые в рамках нашей работы: в пяти

гипотетических областях. Область «Разрыв связей и неприятие»: человек

ожидает, что актуальные потребности в безопасности, стабильности, заботе, эмпатии, сочувствии, принятии и уважении остануться не удовлетворенными в той мере, в которой бы хотелось бы, поэтому к данной области можно отнести такие неадаптивные схемы: заброшенность/нестабильность

(поведение близких людей субъективно воспринимается ненадежным или нестабильным; возникает ощущение, что значимые другие не будут постоянно эмоционально поддерживать и давать защиту из-за своей эмоциональной нестабильности и непредсказуемости, ненадежности или из- за нерегулярного присутствия: они могут оставить клиента ради более достойного человека или просто умереть); недоверие/жестокое обращение (человек ожидает, что окружающие могут причинить ему ущерб, будут жестоко обращаться с ним, унижать, лгать, манипулировать, злоупотреблять своим положением. Клиент может считать, что ущерб ему причиняют намеренно, или же это возникает из-за несправедливости и небрежности значимых других по отношению к нему. У клиента может возникнуть ощущение, что его «обходят», т.е. ему достается «худший кусок»); эмоциональная депривация (ожидание неудовлетворенности потребности клиента в нормальной эмоциональной поддержке со стороны окружающих. При этом выделяют три основных формы депривации: а) депривация заботы как отсутствие внимания, симпатии, теплоты или дружеского расположения; б) депривация эмпатии как отсутствие понимания со стороны других, желания выслушать, поделиться чем-то личным, интимными чувствами; в) депривация защиты как отсутствие силы или руководства других людей); ущербность/стыд (человек ощущает себя ущербным, нежеланным, некомпетентным в важных вопросах. Кроме того, он может испытывать опасение утратить любовь значимых других, если он обнаружит свою некомпетентность. Эта неадаптивная схема может сопровождаться повышенной восприимчивостью к критике, отвержением и обвинением. Она также проявляется в застенчивости, склонности сравнивать себя с другими, чувством незащищенности или чувством стыда за пороки личного плана, которые воспринимаются клиентом субъективно (эгоизм, вспышки гнева, неприемлемые сексуальные желания и пр.) или межличностные пороки (физические недостатки, неловкость в обществе и пр.)); социальная изоляция/отчуждение (сюда относится чувство оторванности от остального мира, восприятие себя отличным от других людей и/или непричастным к группе или сообществу) [154, с. 271-272].

Дж. И. Янг считает, что если у человека есть описанные неадаптивные схемы, то, как правило, это говорит о том, что его близкие являются отстраненными, холодными. Им свойственно неприятие, одиночество, непредсказуемость или склонность к жестокому обращению. Вторая область «Нарушения автономии и функционирования» предполагает наличие ожиданий, касающихся самого человека и его окружения, которые мешают проявлять способность к сепарации, выживанию, независимому или успешному функционированию. К данной области относятся следующие ранние неадаптивные схемы: зависимость/некомпетентность (проявляется в убежденности пациента в том, что он не способен компетентно выполнять повседневные обязанности без посторонней помощи); повышенная восприимчивость к ущербу или болезни (выражается преувеличенным страхом катастрофы, которую пациент не сможет предотвратить. При этом страхи катастроф можно разбить на несколько тем: медицинские катастрофы; внешние катастрофы (падение лифта, нападение преступников,

авиакатастрофа, землетрясение)); чрезмерная близость/отсутствие самодостаточности (проявляется в чрезмерной эмоциональной

вовлеченности в близость с одним или несколькими близкими людьми (как правило, с родителями). Такая зависимость ущемляет индивидуализацию или нормальное социальное развитие человека. Часто подобная неадаптивная схема сопровождается убежденностью в том, что, хотя бы один из индивидов, который вовлечен в отношения, не сможет выжить или не будет счастлив без поддержки другого. Кроме того, эта схема может включать ощущение сдерживания или слияния с другими людьми, а также неразвитую идентичность); несостоятельность (человек убежден в неизбежности неудачи в настоящем и будущем, а также в собственной неадекватности по сравнению со сверстниками в различных сферах жизнедеятельности (в школе, карьере, спорте). Данная неадаптивная схема зачастую содержит в себе убежденность человека в собственной глупости, бездарности, в отсутствии каких-либо способностей, необразованности, низком статусе, неуспешности и др.).

По мнению, Дж. И. Янга, если у человека наблюдаются данные неадаптивные схемы, то, как правило, в семье проявляется гиперопека, которая подрывает веру ребенка в свои силы. Скорее всего, родители не поощряли компетентное функционирование ребенка вне семьи. Область «Нарушенные границы» включает в себя ущербность внутренних границ. Такой человек является безответственным, неспособным ставить перед собой долгосрочные цели. Это зачастую приводит к неспособности человека уважать права окружающих, сотрудничать с ними, выполнять свои обещания и достигать собственных реалистичных целей. К данной области относятся следующие неадаптивные схемы: избранность/превосходство (пациент убежден в своем превосходстве над другими людьми. Он считает, что обладает особыми правами и привилегиями, поэтому ему необязательно соблюдать правила взаимности. Кроме того, согласно данной схеме человек уверен в необходимости и возможности удовлетворять свои желания независимо от обстоятельств, мнения окружающих или их затрат); недостаточный самоконтроль/самодисциплина (проявляется в устойчивом затруднении или отсутствии самоконтроля, а также в низкой фрустрационной толерантности при достижении личных целей, неспособности ограничивать выражение своих эмоций, импульсов). Для данных неадаптивных схем характерна такая семейная атмосфера, для которой свойственны вседозволенность, попустительство, недостаточное руководство. Кроме того, для такой атмосферы характерно ощущение превосходства вместо здоровой конфронтации, дисциплины, установления

границ ответственности, взаимного общения и постановки задач. В подобных семьях ребенок не приучен к нормальному уровню дискомфорта, а родители не могут обеспечить достаточное руководство или наблюдение за ним. Область «Сверхориентированность вовне» отражается чрезмерным вниманием к желаниям, чувствам и реакциям других людей в ущерб собственным потребностям. В этой области человек добивается от других любви и одобрения, ему необходимо постоянно поддерживать в себе ощущение связи с окружающими или избегать наказания. В данную область также входит подавление или недостаточное осознание человеком гневных реакций и естественных склонностей. Данную область составляют такие неадаптивные схемы, как: подчинение (человек вынужден слишком часто передавать контроль над своими действиями другим людям. Это делается для того, что избежать гнева или наказания со стороны других людей. Данная неадаптивная схема включает две основные формы подчинения: а)

подчинение потребностей (человек подавляет собственные предпочтения, решения и желания); б) подчинение эмоций (человек вынужден постоянно подавлять свои эмоциональные проявления, особенно гнев). Кроме того, согласно данной схеме клиент часто считает, что его мнение, желания и чувства не интересны окружающим, поэтому зачастую пациент избыточно слушается других людей, но при этом испытывает ощущение, что он попал в ловушку. Также все это может привести к аккумуляции гнева, который выражается симптоматикой нарушенной адаптации); жертвенность (проявляется в избыточной добровольной озабоченности удовлетворением потребностей и желаний других людей в повседневной жизни в ущерб своим интересам. Установленными предпосылками подобного поведения являются следующие: страх причинить боль другому человеку, элиминация чувства вины за свой эгоизм, а также поддержание связи с людьми, которые, по мнению клиента, нуждаются в помощи. Жертвенность зачастую обусловлена повышенной восприимчивостью к боли окружающих и даже, порой, может вызвать ощущение частичного удовлетворения потребностей и обиду на тех, кому клиент оказывает помощь); потребность в одобрении/признании (выражается в излишнем стремлении заслужить одобрение, признание или внимание окружающих. Человек с данной схемой хочет любыми способами добиться безопасности. Реакция окружающих является основным фактором его самоуважения, а не собственныеестественные склонности. Кроме того, человек избыточно внимателен к своей внешности, постоянно стремится к социальному принятию, материальному благополучию и достижениям). Отношения в такой семье ориентированы на условное принятие. Это значит, что от ребенка ожидается подавление значимых сторон его «Я». Только так он сможет заслужить любовь, внимание и одобрение со стороны взрослых. В большинстве таких семей эмоциональные потребности и желания родителей (социальное принятие и статус) господствуют над индивидуальными потребностями и желаниями ребенка.

К области «Сверхбдительность и подавление эмоций» относится избыточное подавление спонтанно возникающих чувств, импульсивно принятых решений. Кроме того, для данной области свойственно желание соответствовать жестким внутренним правилам и ожиданиям, касающимся функционирования и этичного поведения. Зачастую следование интернализированным правилам является барьером для удовольствия, отдыха, самовыражения, близких отношений и здоровья. В этой области выделяют такие ранние неадаптивные схемы, как: негативизм/пессимизм (проявляется в устойчивой акцентуации на неосновных аспектах жизни (боль, смерть, утрата, разочарование, конфликт, вина, обида, неразрешенные проблемы, возможные ошибки, предательство, неприятности и т. д.) в контексте умаления позитивных оптимистичных аспектов. Данная неадаптивная схема содержит завышенные ожидания: в большинстве случаев человек ожидает, что все пойдет плохо, а успех обернется неудачей (это происходит во всех сферах жизнедеятельности - на работе, в сфере финансов и межличностного взаимодействия); подавление эмоций (проявляется в чрезмерном подавлении спонтанных действий, чувств или стремления к социальным контактам. Причинами подобного подавления является стремление избежать осуждения со стороны окружающих, чувство стыда или потери контроля над эмоциональными всплесками); жесткие стандарты/чрезмерная критичность (основанием данной схемы является убеждение в необходимости соответствия поведения завышенным внутренним стандартам. Это делается для того, чтобы избежать критики, однако с течением времени обычно это приводит к чрезмерной напряженности, невозможности остановиться. Как правило, это ведет не только к повышенной требовательности к себе, но и к другим людям. Данная неадаптивная схема ведет также к тому, что человек не может расслабляться и получать удовольствие; сохранять здоровье и поддерживать самооценку оказывается также затруднительно. Отсюда - нет чувства удовлетворенности от своих достижений или взаимоотношений с другими людьми); пунитивность (в основе пунитивности лежит убеждение, что ошибки требуют серьезного наказания, поэтому такой человек склонен к проявлению гнева, нетерпимости и нетерпения. Как правило, он стремится обвинять других людей, если они не отвечают его ожиданиям или внутренним стандартам. Такой человек обычно не прощает ошибки ни себе, ни другим. Это обусловлено нежеланием принимать в расчет обстоятельства, несовершенство человека или силу эмоций). Что касается родительской семьи, то, видимо, родители проявляли излишнюю суровость, требовательность с оттенком обвинения. Для таких семей характерно четкое исполнение обязанностей, долг, перфекционизм, соблюдение внутренних и внешних правил, сокрытие эмоций, избегание ошибок. Все это доминирует над получением удовольствия, радостью и отдыхом. Все это является симптоматикой латентной склонности к пессимизму и беспокойству, которые становятся очевидными в случае, если человеку не удается проявить бдительность и осторожность. С точки зрения Дж. И. Янга, в детском возрасте люди обучаются строить реальность с помощью ранних переживаний своего взаимодействия с окружающим миром, особенно со значимыми другими. В некоторых случаях эти ранние переживания приводят к возникновению установок и убеждений, которые впоследствии оказываются неадаптивными. Ранние неадаптивные схемы находятся в подсознании и никак не проявляют себя до того момента, пока не происходит какое-то значимое жизненное событие (например, увольнение с работы), которое запускает схему. Подобное событие становится своеобразной точкой отсчета проявления неадаптивной схемы, ведь именно с этого момента человек начинает собирать, систематизировать и кодировать информацию так, чтобы поддерживать свои убеждения в собственной несостоятельности. Таким образом, ранние неадаптивные схемы побуждают лиц, испытывающих различные переживания, искажать события так, чтобы это позволило им быть низкого мнения о себе, о своем окружении и давать негативные прогнозы на будущее. Следовательно, если человек в семье приобрел ранние неадаптивные схемы, то у него увеличивается опасность патологического формирования психологической культуры, следствием чего являются- проблемы психологического здоровья в форме одиночества. Следует отметить, что ранние неадаптивные схемы сказываются на всех компонентах психологической культуры (самооценке, самореализации человека в социуме и на способности к саморазвитию). Выводы по первой главе. По результатам рассмотренных вопросов теоретического исследования юношеского одиночества в контексте психологического здоровья личности можно сделать несколько заключений.

Анализ научной литературы, связанных с настоящим исследованием, показывает, что существует множество разнообразных подходов к проблеме одиночества, которые основаны либо на существующей теории, либо связаны с клинической практикой. В настоящее время мнения исследователей, которые занимаются феноменом одиночества, значительно расходятся при ответах на вопросы: какова природа одиночества; является ли оно

нормальным или патологическим явлением; какой опыт — позитивный или негативный — оно дает; каковы причины одиночества, и в чем их корни.

Исследование переживания одиночества периода юности в контексте психологического здоровья личности практически также не находит своего отражения в современной психологической литературе. Методологическое значение представленных теорий и концепций позволило нам определить одиночество в субъективном аспекте, выработать собственный подход к изучению данного явления. В этом подходе нашла отражение интерпретация одиночества как детерминанты проблемного развития личности. Также нами было разработано обобщающее определение одиночества, согласно которому данное переживание является негативным социально-психологическим переживанием, возникающим в результате неадекватного удовлетворения социальных потребностей личности, следствием которого является ощущение себя как покинутого, ненужного; при котором происходит утрата эмоциональной связи с окружающими. На основе сравнительного анализа теоретических подходов к одиночеству с точки зрения удовлетворенности-фрустрированности социальных потребностей личности был выделен перечень социальных потребностей, фрустрация которых может привести к переживанию одиночества в юношеском возрасте. Сравнительный анализ теоретических подходов к феномену одиночества с точки зрения удовлетворенности - фрустрированности социальных потребностей личности поставил перед нами проблему создания типологии юношеского одиночества как проблемы психологического здоровья в контексте ранних неадаптивных схем, личностных особенностей и уровня удовлетворенности социальных потребностей личности. Итак, рассмотрение проблемы оказания психологической помощи и консультирования по вопросам одиночества позволило автору выделить основные ориентиры для разработки теоретической модели психокоррекционной программы, направленной на развитие рефлексии как важного регулятора гармоничного развития и взаимодействия механизмов идентификации и обособления в юношестве.

<< | >>
Источник: Манакова Екатерина Александровна. ТИПЫ ПЕРЕЖИВАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА В КОНТЕКСТЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ ДЕВУШЕК- СТУДЕНТОК. 2015

Еще по теме 1.4. Развитие психологической культуры личности как условие преодаления чувства одиночества в юношеском возрасте:

  1. 88. Психологические особенности юношеского и студенческого возраста
  2. Динамика ВКБ как показатель кризиса развития личности в условиях болезни
  3. 78. Взаимоотношения с окружающими в юношеском возрасте
  4. ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ: ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ
  5. 7. Развитие деятельности - условие и способ развития личности
  6. Глава 3 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
  7. Психология развития личности в условиях хронического соматического заболевания Социальная ситуация развития личности при хронических соматических заболеваниях
  8. Глава 1 Теоретические основы профессиональной адаптации обучающихся подросткового и юношеского возрастов в системе профессионального образования
  9. 71. Чувство взрослости как мотивация развития подростка
  10. В. Н. Мясищев отмечал, что правильное понимание невроза как болезни развития личности требует понимания личности человека и закономерностей ее развития (Мясищев В. Н., 1960). В данном разделе раскрывается своеобразие раннего психического развития детей, впоследствии заболевающих неврозами. В общепринятом значении это — анамнез их жизни, раскрываемый посредством стандартизованного интервью с родителями. Помимо этого, характеристики раннего развития детей и самочувствия матери фиксировались опросн
  11. Манакова Екатерина Александровна. ТИПЫ ПЕРЕЖИВАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА В КОНТЕКСТЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ ДЕВУШЕК- СТУДЕНТОК, 2015
  12. Фетискин Н. П., Козлов В. В., Мануйлов Г. М.. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. - М., Изд-во Института Психотерапии - 490 с., 2002
  13. 18.1. Социально-экономические условия как фактор жизненного сценария личности
  14. КАРАСЕВА Катарина Сергеевна. РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ ТРУДА ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЙ В УСЛОВИЯХ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, 2015
  15. Культура как необходимое условие человеческой жизни
  16. Раздел 1 ДИАГНОСТИКА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСГЕЙ ЛИЧНОСТИ 1.1.1. Основы социально-психологической диагностики личности и групповой композиции
  17. 62. Кризис подросткового возраста в психологических концепциях