<<
>>

ЭЛЛИНСКИЕ ПЛЕМЕНА НА РУБЕЖЕ П И I ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ


Рубеж II и I тысячелетия был временем, когда вся восточная часть Средиземноморья была потрясена рядом переселений первобытных народов. Переселение греческих племен можно было наблюдать и ранее, оно началось еще в период расцвета Микен, и носило в основном торговый характер.
Переселение дорян началось примерно в XIII-XII вв. до н. э. и закончилось в основном в XI в. до н. э. С ним завершились и основные этнические процессы в Эгейском бассейне. Оно вызвало довольно значительные изменения в этническом составе населения областей по побережью Эгейского моря. Оно проходило в несколько этапов и осуществлялось сразу по многим направлениям. В первую очередь были захвачены острова Эгейского моря, в гомеровских поэмах первые сведения о дорянах связаны с островами Крит и Родос. Таким образом, можно предположить, что первые этапы дорийского переселения были таковы: из Южной Македонии одни из дорян двинулись по морю на острова Крит и Родос, а другие — сухопутным путем в Фессалию и Эпир. Изгнанные из Эпира греческие племена перешли Пиня и хлынули на равнины Фессалии, в долину реки Пеней. Фессалийцы были одним из северо-западных племен. Согласно греческим легендам, фессалийцы вытеснили беотов, и те направились дальше на Юг — в нынешнюю Беотию.
Оставшееся в Фессалии ахейское население было подчинено завоевателям или ушло в горы. Часть его превратилась в пенесов — зависимых крестьян фессалийской знати. Однако завоеватели усвоили язык покоренных ахейцев. Историческая Фессалия пользуется диалектом эолийским,

с небольшой примесью северогреческих диалектов. Однако в истории большую роль сыграло самое доблестное и воинственное северогреческое племя — дорийцы. Пройдя Фермопилы они занимают Дриопиду, переименовывая ее в Дориду. Можно предположить, что прибывание дорийских племен в Дориде было непродолжительным. Эта область для большинства переселенцев была местом временной стоянки на пути в Пелопоннес. Попытка захватить Пелопоннес, пройдя сухопутным путем через Истм, не удалась. Тогда они переправились через Крисейский залив из Ha- впахта к мысу Рий и двинулись в глубь полуострова. Они прошли, не останавливаясь, Ахайю и Аркадию и заняли наиболее плодородные и густонаселенные области Пелопоннеса: Арголиду, Лаконию, Мессению, а также Истмий- ский перешеек. Под натиском новых переселенцев рухнули славные крепости в Микенах, Тиринфе, Амилах. Местное население постигла различная судьба: одна часть была оттеснена в центральный горный массив Аркадии, который не привлекал новых поселенцев. Там сохранился старый сложившийся до дорического завоевания диалект, родственный кипрскому и памфилийскому. Другая часть, в областях, которые были освоены постепенно (Арголида, Коринф, Мегара), находилась в лучшем положении. Местное население сохранило гражданские права и образовало добавочные фнлы, присоединявшиеся к трем дорийским. Жители городов поделились своими земельными владениями с пришельцами, а впоследствии совершенно слились с ними. В других случаях, например, в Эпидавре, ахейцы выселялись со своей родины. По-видимому, после захвата Аргоса значительного сопротивления в северо-восточной части Пелопоннеса доряне не встретили. Гораздо медленнее и с преодолением больших трудностей проходило завоевание Лаконии.
Тут в течение нескольких веков складывались условия для зарождения будущего государства. Оно возникло из союза пяти поселений, «деревень». В западной части Пелопоннеса доряне заселили Мессению. Однако достоверных сведений на этот счет не существует, они были значительно искажены еще в древности. Вскоре практически весь Пелопоннес усвоил диалект дорян, несмотря на их более низкий уровень. Другие северогреческие племена овладели Акарна- нией, Этолией. Установив свою власть над Пелопоннесом, доряне продвинулись затем на Киферу и Крит, заняли Южные Киплады: Мелос и Теру, далее Родос и Кос, а там переправились на юго-западное побережье Малой Азии,

Укрепления и погребения в Микенах. Середина II тысячелетня до н. э. Частичная реконструкция.
Львиные ворота в Микенах.


Львиные ворота в Микенах.
Середипа II тысячелетня до н. э.

захватив мыс Книд и полуостров Галикарнас. На Крит и Родос они проникли, как уже говорилось, очень рано, но лишь колонизация из Пелопоннеса, последовавшая позднее, утвердила их господство на этих островах. С той поры развитие Крита пошло в основном одинаково с другими районами Эгейского бассейна, но он, однако, утратил свое исключительное положение и не играл более-менее значительной роли, в позднейшей истории Греции, особенно в области культуры. Для Крита была характерна чрезвычайная пестрота населения в этническом плане.
Этническая картина, сложившаяся в этот период, оставалась практически неизменной в течение не менее полуторатысячелетней эпохи. Дорийцы занимали наиболее удобные места материковой Греции. Ахейцы сохранились как обособленная этническая группа только в Аркадии, горной области, не имевшей выхода к морю. Часть ахейцев выселилась в Аттику, на остров Крит, на Кипр, но лишь на последнем они сохранили свое наречие. Во время дорийского нашествия окончательно обособилась ионийское население, которое сыграло позднее такую значительную роль в истории Античной Греции. Их местоприбывание, согласно традиции, зафиксировано в Аттике, на острове Эвбея и в Ахайе, причем из последней они были вытеснены ахейцами, которых, в свою очередь, теснили доряне. Приток соплеменников из Пелопоннеса усилил ионийнийское заселение Аттики. Из Аттики снова начинается колонизация малоазиатского побережья. Ионяне захватили ряд островов Эгейского архипелага и южную часть малоазиатского побережья с крупным городом Милетом (по всей видимости, он был основан еще раньше ахейцами). Здесь жило стоящее на достаточно высокой ступени развития карийское население, с которым ионяне в значительной степени смешивались. Результатом колонизационного движения было образование на западном побережье Малой Азии, на островах Хиос, Самос, Родос и других множества поселений, среди которых самыми крупными городами были ионийские: Колофон, Эфес, Милет, дорийский Галикарнас. Благодаря своему благодатному климату, и тому обстоятельству, что ионийцы избежали тягот дорийского завоевания, Аттика и города Малой Азии стали центрами возрождения греческой экономики, торговли и культуры.
Четвертая крупная группа греческих племен — эолийская, еще до дорийского переселения заняла Фессалию и Беотию. В X в. до н. э. фессалийские золяне захватили

Изображение юноши. Роспись из Кносскшх) дворца. Крит.


Изображение юноши.
Роспись из Кносскшх) дворца. Крит.

остров Лесбос и северо-западную часть Малой Азии, получившую в последствии название Эол иды. Как уже ранее указывалось, наличие в гомеровских поэмах значительного числа слов эолийского языка, свидетельствует о том, что поэмы приобрели свой нынешний вид на территории Ионии или Эолиды, возможно в ее крупнейшем городе — Смирне.
Археологические находки, найденные на малоазиатском побережье, а именно керамика, позволяют говорить о значительном временном разрыве между двумя этапами колонизации. Часто встречаются керамика микенской эпохи, а также сосуды, украшенные геометрическим орнаментом, однако практически отсутствует керамика, которую датируют концом XI-X вв. до н. э.
Кроме бассейна Эгейского моря греки активно колонизировали и Ближний Восток. Там они были известны под названием филистимлян (отсюда современное название этого региона — Палестина), они неоднократно упоминаются как соседи Хеттского царства. Совместно с критянами греки неоднократно предпринимали военные походы в Палестину, Египет.
В социально-экономическом плане эллинские племена на рубеже II и I тысячелетий до н. э. были очень примитивны, особенно в сравнении с микенскими племенами, не говоря уже о минойской культуре. Нет и следа от централизованного микенского общества с его жестоким иерархическим построением. Всюду восстанавливается примитивный родовой строй. Каждая община имеет своего главу и независима от других. Исчезают крупные цитадели и дома, построенные из камня с их величественными, мощными стенами. В поэмах ни разу не упоминается о сложнейших фортификационных сооружениях, ни о фресках и расписных полах, которые украшали дворцы «героического века». Гомер нигде не упоминает ни о водопроводе, ни о канализации. Письменность была забыта, письменные памятники утрачены, а владение чтением и письмом расценивалось как черная магия. Упадок качества ремесленных изделий говорит об резком замирании ремесла и торговли, о массовом бегстве квалифицированных мастеров из разорений страны в чужие края, о разрыве торговых морских путей, соединявших микенскую Грецию со странами Ближнего Востока и со всем остальным Средиземноморьем. Как материальная, так и духовная культура несет на себе печать упадка. Хозяйство преимущественно носит натуральных характер. Короче говоря, в наличии

нет никаких признаков, которые бы свидетельствовали и давали основание считать гомеровское общество обществом классовым. Исследование социально-экономических отношений в этот период по «Илиаде» и «Одиссеи» также не дает повода говорить о нем как о классовом обществе или о наличии государства. Однако следует помнить, что раннерабовладельческие государства на Пелопоннесе и Критес, с их высокой централизацией власти, упорядочнен- ностью хозяйства и высокоразвитой культурой являлись скорее исключением, чем правилом. Они были лишь небольшими территориями, окруженными со всех сторон поселениями, общинами, которые фактически жили в первобытнообщинном строе. Большинство ремесленников использовалось, видимо, для удовлетворения нужд дворцового хозяйства. Внешняя торговля, дающая драгоценности и художественные изделия более развита, чем внутренняя. Богатство ахейских ванак (царей) требовало целого штата писцов, чтобы вести учет и контроль имущества, обуславливало и развитие письменности. Поэтому такой быстрый упадок микенской культуры можно объяснить не только силой северных варваров, но и непрочностью внутренней структуры государств, в основе которой лежали систематическая эксплуатация и угнетение основной массы населения правящей верхушкой. Достаточно было уничтожить немногочисленную дворцовую рабовладельческую элиту, чтобы исчезли государства, а с ними и те отрасли производства, которые обслуживали правящую этиту. Ho все орудия производства, которые были известны в микенскую эпоху продолжали использоваться эллинскими племенами и после падения микенских государств. Все более бронза заменяется железом, из которого начинают делать не только украшения, но и предметы повседневного пользования. Исчезновение крупных дворцовых хозяйств с их рабочими отрядами, надсмотрщиками и ревизорами привело к уничтожению значительной части трудовых повинностей населения. 
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история: Век железа.Том 3.. 2003 {original}

Еще по теме ЭЛЛИНСКИЕ ПЛЕМЕНА НА РУБЕЖЕ П И I ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ:

  1. ЭЛЛИНСКИЕ ПЛЕМЕНА НА РУБЕЖЕ IX И VHl ВВ. ДО Н. Э.
  2. ПЛЕМЕНА ЮЖНОРУССКОЙ СТЕПИ В III ТЫСЯЧЕЛЕТИИ ДО Н. Э.
  3. ПЛЕМЕНА ЗАКАВКАЗЬЯ В НАЧАЛЕ I ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н. Э.
  4. Человечество на рубеже тысячелетий
  5. РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЕ ГОСУДАРСТВА НА РУБЕЖЕ U И I ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ ДО Н. Э.
  6. ГЛАВА ПЕРВАЯ Ведущие тенденции в мировой социологической теории на рубеже тысячелетий
  7. Эллинская война
  8. ПЕРВОБЫТНООБЩИННЫЕ ПЛЕМЕНА
  9. 1.ГЕНЕЗИС ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ 1.1. Философия как создание эллинского гения
  10. ЮЖНЫЕ СКОТОВОДЧЕСКИЕ ПЛЕМЕНА