<<
>>

ЛИТВА В ПРАВЛЕНИЕ ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ ОЛЬГЕРДА И КЕЙСТУТА


В середине XIV века Прибалтика ускоренными темпами догоняла страны Западной Европы. На территории Пруссии под властью крестоносцев уже выросло третье поколение людей, которые не знали ни язычества, ни политической независимости.
Большая часть Пруссии уже была очищена от густых лесов. На их месте были основаны города, заселенные, главным образом, немцами из земель Священной Римской империи. По архитектуре прусские города ничем не отличались от обычного немецкого города, вроде Бремена или Лейпцига. Планировка улиц в них была прямоугольной, они все обязательно имели рыночную площадь и здание ратуши.
Дворы прусских землевладельцев и местных нобилей были неукреплены. Тевтонский Орден запрещал светским феодалам строить замки в своих владениях. Только имения у литовской и польской границ имели для обороны башни-донжоны. Знатные пруссы, привлеченные некогда привилегиями крестоносцев, в значительной степени онемечились и смешались с немецкими мигрантами.

По другую сторону границы, в жемойтских землях десятилетия сосуществования выработали своеобразный «прифронтовой» стиль жизни. Каждая жемойт- - ская деревня имела тайное убежище в лесу. Все тропинки к этому убежищу охраняли волчьи ямы и натянутые самострелы. Для скрытного маневра войск через болота были проложены не видимые сверху подводные гати, которые были известны лишь местным проводникам. Эти болотные гати позволяли литовской коннице атаковать противника в самый неожиданный момент в самых неожиданных местах.
За четвертьвековое правление Гедимина на месте укрепленных частоколом укрытий были сооружены каменные замки с мощными башнями. Вильнюс, Tpa- кай (Троки) и Каунас (Ковно) превратились в многолюдные города. Новая система торговых и политических связей, сориентированная Гедимином на Неман, а не на Днепр, как раньше, способствовала росту значения древних городов Понемонья — Новогородка (Новогрудка), Гродно, Слонима, Волковыска. Боярство Полоцкого и Витебского княжеств жило, в основном, своими внутренними проблемами. Они имели совещательные функции при местном князе и по очереди управляли волостями и замками. В отличие от них понеманское боярство в значительной степени уже ориентировалось на службу при дворе великого князя литовского.
Еще при жизни Гедимин наделил каждого своего сына уделом. Старший сын Манив ид владел бывшей столицей Литвы Керново и слонимскими землями. Наримонт, а после крещения — Глеб, одновременно княжил в Полоцке и Великом Новгороде, а также в пинских землях. Ольгерд владел Крево и Витебском, Кейстут — Тракаем и Жемойтией, Подляшьем, а также городами Гродно и Брест. Кариат правил в Новогрудке. Любарт княжил во Владимире и Луцке на Волыни.
Своим преемником Гедимин загодя назначил не старшего сына, а одного из младших — Явнутия. Яв- нутий был старшйм сыном последней жены Гедимина. В удел Явнутий получил столицу вместе с городами Вилькомир, Ошмяны и Браслав. Однако этот династический порядок продержался лишь четыре года после смерти Гедимина.

В 1345 году Явнутий был свергнут с литовского престола в результате заговора двоих более энергичных братьев — Ольгерда и Кейстута. Спасая свою жизнь, Явнутий бежал в Москву, где принял крещение под именем Ивана.
Фактически верховная власть Явнутия уже с 1342 года была номинальной.
В этом году Ольгерд и Кейстут, без согласия Явнутия, предприняли совместный поход против ливонских крестоносцев, чтобы помочь Псковскому княжеству. Сын Ольгерда Андрей был окрещен по православному обряду и считался псковским князем, но фактически эту роль исполнял наместник Ольгерда — литовский боярин Юрий Витовтович.
Междоусобица в Великом княжестве Литовском была на руку московскому князю Семену Гордому, который легко заполучил в Золотой Орде ярлык на Великое княжество Владимирское. Семен Гордый стремился возродить власть Москвы над той частью Руси, которая при Гедимине начинала склоняться к Литве. Чтобы вернуть Брянское княжество в орбиту внешнеполитического влияния Московского княжества Семен Гордый добился в 1341 году брака дочери брянского князя Дмитрия со своим младшим братом Иваном.
Литва же, чтобы сохранить в сфере своего влияния Смоленское княжество, помогла смолянам в 1341 году отбить у Московского княжества город Можайск.
После переворота в 1345 году в Литовском княжестве в Великом Новгороде, где княжил Наримонт с сыном Александром, усилилась промосковская партия. Посадник Евстафий всенародно обозвал великого князя Ольгерда «псом». С целью возобновления контроля над Великим Новгородом, Ольгерд предпринял успешный военный поход. Промосковская партия новгородцев была разгромлена, посадник Евстафий убит на вече.
В 1341—1347 годах внутри константинопольской епархии шла ожесточенная борьба. Ольгерд и Кейстут воспользовались церковной междоусобицей и возродили Галицкую митрополию. Ей были подчинены волынские епархии, Полоцк и Туров. Однако в году по требованию митрополита «всея Руси» Феагноста новая митрополия была вновь ликвидирована. За этими событиями стояла борьба за влияние на русские земли.

Тем временем в Пруссии шла форсированная подготовка к новому крестовому походу на Литву. Оль- герд попытался искать помощи у татарского хана Джанибека, который пришел к власти после смерти Узбека, уничтожив двоих старших братьев. В Золотую Орду было отправлено литовское посольство во главе с Кариатом Гедиминовичем. Однако в результате интриг московских послов Семена Гордого Джани- бек не только не оказал военной помощи Великому княжеству Литовскому, но даже задержал его послов.
Однако и без татарской помощи литовцы сумели успешно отразить поход крестоносцев. В рыцарском походе 1345 года участвовали сын старого короля Чехии Яна Люксембурга Карл I, венгерский король Людовик Анжуйский, бургундский герцог из Франции и князья Священной Римской империи. Это пышное войско завязло в принеманских болотах и было вынуждено повернуть назад.
После этой неудачи инициатора похода великого магистра Генрих Дусмер осуществил зимой 1347— годов новый поход. В битве с крестоносцами на реке Страве литовское войско потерпело поражение. Был убит брат Ольгерда Наримонт, который командовал дружинами Полоцка и Пинска, а также ополчением из Великого Новгорода.
После смерти Наримонта Великий Новгород окончательно сменил внешнеполитическую ориентацию и стал все более подпадать под контроль Московского княжества. Однако главной своей цели — подчинения Литвы Тевтонскому ордену—крестоносцам не удалось.
После свержения Явнутия братья Ольгерд и Кейстут разделили Великое княжество Литовское на две части. Делалось это с целью более последовательного проведения политики в двух направлениях — в отражении натиска Тевтонского ордена и присоединении русских земель на юге и востоке.
Ольгерд, которому в 1345 году исполнилось 50 лет, взял под свой контроль восточную часть страны с центром в Вильнюсе. Под его непосредственной юрисдикцией находились такие города как Вилькомир, Утяна, Керново, Медники, Крево и Ошмяны. Позднее к этой области присоединился Слоним, после смерти брата Ольгерда Манивида — и Минск, где угасла династия местных князей.

На договорных началах под контролем Ольгерда находилась вотчина его жены Марии — Витебское княжество, а также Полоцк, который после смерти Наримонта принял на княжение сына Ольгерда Андрея. В остальных уделах восточной части государства правили местные князья, которые находились с Оль- гердом в вассальных отношениях.
Центром владений Кейстута, которому в это время исполнилось 35 лет, стал Тракай. Ему принадлежала Жемойтия, а также города Каунас, Пуня, Гродно, Волковыск, Брест и земли Подляшья. Его вассалом был волынский князь Любарт.
Вскоре с новой силой вспыхнула война за наследство ГалицкоВолынского княжества. Литовское княжество и Польское королевство отнюдь не отказались от намерений целиком овладеть этими землями. Te же цели преследовали Золотая Орда и Венгерское королевство.
Галичинские бояре и молодой князь Даниил Ост- рожский попытались использовать помощь татар, чтобы изгнать поляков, однако победа осталась за польским королем Казимиром. После поражения литовского войска в битве на Страве Казимир получил возможность предъявить претензии и на волынские земли. В 1349 году Польское королевство аннексировало города Белз, Холм, Владимир и Ратна. У Лю- барта Волынского остались только Луцк и Кременец.
В этих условиях, когда Польша из союзника превратилась в смертельного врага, Великое княжество Литовское не могло портить отношений с Московским княжеством. Иначе западный и восточный соседи Литвы могли бы легко договориться о разделе этого государства. Безусловно, Москву и Польшу поддержали бы Тевтонский орден, Золотая Орда и Венгерское королевство.
Перед угрозой оказаться в полной политической изоляции Литовское княжество в 1349 году пошло на соглашение с московским князем Семеном Гордым. Литва временно отказывалась от попыток утвердить своих ставленников не только в Великом Новгороде, но и в Пскове, где в это время литовский наместник князь Юрий Витовтович погиб в битве с крестоносцами, а его жена и дети бежали в Литву.
За большой выкуп Семен Гордый согласился вы
пустить на волю Кариата и других послов, переданных ему татарским ханом Джанибеком. По традиции этого времени, соглашение между Литвой и Москвой закрепилось браком овдовевшего Ольгерда с тверской княжной Ульяной Александровной — родной сестрой жены Семена Гордого. Одновременно Ольгерд и Кейстут примирились с изгнанником Явнутием. Явнутий отказался от претензий на верховную власть в Великом княжестве Литовском и вернулся на родину, где получил в удел небольшое Заславское княжество.
После примирения с Московским княжеством литовцы с новой силой обрушились на Польское королевство. В 1350 году войско под совместным командованием Ольгерда, Кейстута и Любарта захватило потерянные накануне города и вошло во Львов. Чтобы заручиться поддержкой папы римского, литоЕ^жие соправители отправили в Рим послов, которые от их имени изъявили готовность принять католичество.
В 1351 году польский король нанес тяжелое поражение литовскому войску. Князья Кейстут и Любарт попали в плен. Кейстут поклялся, что не поднимет больше меча против «польской короны» и был отпущен на свободу. Любарту пришлось внести за себя выкуп.
Результатом этой войны стал компромисс — Любарт сохранил за собой прежние владения, Луцк и Владимир, а в Белзе был поставлен на княжение сын Наримонта Юрий, который принял двойной вассалитет — от Литвы и от Польши. Львов, Холм и Галич сохранялись за Польским королевством. Подольские земли удержала Золотая Орда, представители которой выступили посредниками на переговорах.
В это время в Европе вспыхнула пандемия легочной чумы, так называемая «черная смерть». Объяснялось это явление тем редким случаем, когда в результате многочисленных мутаций возникают новые формы болезней, от которых человечество еще не имеет иммунитета. Этой новой формой болезни стал вирус легочной чумы. В активной фазе заболевание сопровождалось характерным кровохарканьем. Эта болезнь при том уровне медицины в считанные дни сводила человека в могилу.
Пандемия возникла в Китае, откуда через торгов
цев попала в Европу. В 1346 году чума опустошила города Прикаспия, Причерноморья, а также владения Золотой Орды. В 1348 году в Западной Европе от чумы умерла треть населения. В 1349—1350 годах чума вспыхнула в Скандинавских государствах, откуда проникла в Пруссию. Эпидемия чумы сорвала новый крестовый поход на Литву.
На Русь чума проникла в 1352—1353 годах. Многолюдность и засоренность городов благоприятствовали ее распространению. Летописцы свидетельствуют, что в результате чумы целиком, до последнего человека вымер город Глухов в Черниговской земле. В Костроме, Нижнем Новгороде и Переславле-Залес- ском ежедневно умирало от пятидесяти до ста человек при общей численности населения в две-три тысячи жителей.
В 1353 году жертвою чуму стал великий князь московский Семен Гордый. Его участь разделили два его сына, а также младший брат Андрей. В том же году скончались митрополит Феагност и новгородский епископ Василий.
Население Руси, не успевшее достичь количества, которое существовало до татарских погромов, вновь резко сократилось. Наибольшие потери от эпидемии чумы понесло городское население. В Великом княжестве Литовском, где крупных городов было еще мало, результаты эпидемии почувствовались гораздо слабее, нежели в соседних государствах.
После того, как эпидемия чумы угасла, военные конфликты возобновились с тех же самых позиций, на каких их застигла эта беда. В августе 1353 года Ольгерд с Кейстутом и его сыном Патиргом совершили рейд в Пруссию в ответ на опустошение крестоносцами Жемойтии. Обмен набегами возобновился, однако со стороны Тевтонского ордена он осуществлялся более вяло. Это объяснялось тем, что приток новых рыцарей и колонисте» в Пруссию из опустошенной Европы очень ослабел.
В это время скончался правитель Свислоческого княжества Семен, не оставив наследников. Свислоче- ские земли были присоединены непосредственно к великокняжеским владениям и поделены между Вильнюсе»! и Трака ем поровну. Еще в 1345 году Кейстут и Ольгерд согласились делить пополам каждое новое
приобретение Великого княжества Литовского.
В результате этого раздела Свисл оческое княжество исчезло как самостоятельная единица. Оно было превращено в совокупность нескольких волостей, доход от которых шел непосредственно в Вильнюс и Тракай. Это двойное подчинение Любашенской, Свислоческой и Бобруйской волостей вдоль рек Свис- лочь и Березина сохранялось еще в первой половине века.
После раздела Свислоческого княжества Ольгерд задумал начать экспансию на ту часть древнерусских земель, которые находились под властью Великого княжества Владимирского и Золотой Орды. Объяснялось это тем, что активного политика Семена Гордого сменил на московском престоле князь Иван Иванович, получивший прозвище Красный.
Хотя Иван Красный добился в ханской ставке ярлыка на княжение в Великом княжестве Владимирском, однако в дальнейшем он старался не столько присоединить к своей вотчине новые земли, сколько сохранить и защитить приобретения предшественников.
Другой враг Великого княжества Литовского — Золотая Орда от бывшей монолитности уже вступила в ту фазу децентрализации, при которой русские земли уже отделялись. Уже хан Джанибек столкнулся с сепаратизме»! местной знати, которая из экономических соображений была заинтересована не в «дальнем», а в «ближнем» правителе.
В 1356 году Джанибека сменил на ханском троне его сын Бердибек. В его правление наместники отдаленных улусов, например, могущественный правитель Хорезма Тимур-Кутлуг, фактически превратились в самостоятельных политиков, которые обзавелись пышными титулами и начали открыто игнорировать распоряжения из Сарай-Берке. Сепаратистские тенденции в Золотой Орде, как в свое время и на Руси, имели поддержку в среде ханских родственников.
С целью воспрепятствовать своеволию родственников, которые угрожали единству империи, Бердибек приказал перебить всю свою ближайшую родню. Был убит даже восьмимесячный брат Бердибека. Спустя три года и сам Бердибек был убит. Отсутствие законного наследника трона привело Золотую Орду
к политической анархии. Распад монгольской империи на полусамостоятельные улусы ускорился.
В такой ситуации Золотая Орда не могла препятствовать попыткам Ольгерда подчинить себе наследство Киевской Руси. В 1355 году Ольгерд впервые применил титул правителя «всея Руси». После смерти от чумы митрополита владимирского Феагноста, великий князь литовский предложил на это вакантное место своего кандидата — Романа, родственника его жены Ульяны Тверской. Однако византийский патриарх утвердил на эту должность ставленника Москвы Алексея.
Тогда, в качестве компенсации, Ольгерд потребовал согласия с возрождением отдельной митрополии на русских землях, включенных в состав Великого княжества Литовского. Константинопольский патриарх утвердил Романа митрополитом литовским с резиденцией в Новогрудке. В подчинение Романа перешли Полоцкое и Туровское епископства. Позднее к ним присоединились Владимирское, Луцкое, Холм- ское, Галицкое и Перемышльское епархии на территории Малой Руси.
Между литовским и владимирским митрополитами, а фактически между литовским и московским княжествами, которые руководили их действиями, развернулась борьба за контроль над южнорусскими землями. Результатом церковных интриг стало то, что в 1356 году патриарх в Константинополе подтвердил полномочия митрополита Алексея на Киевскую и Владимирскую епархии. Таким образом, Киев, некогда духовный центр русских земель, уходил из-под контроля литовского митрополита.
Новогрудский митрополит проигнорировал решение патриарха и провозгласил себя самовольно митрополитом киевским. В 1358 году в Киев приехал митрополит Алексей. Сразу же по прибытии он был арестован по приказу великого князя литовского и заточен в темницу. Спустя два года Ольгерд, под давлением патриарха, приказал отпустить Алексея.
В 1361 году митрополит Роман скончался. Митрополит Алексей подготовил проект о сохранении единства митрополии всех русских земель «на все последующие времена». Однако проект был отклонен, так
как византийский патриарх хотел оставить за собой свободу маневра в русских делах.
В 1355 году Ольгерд посадил своего наместника в крупнейшем центре Смоленского княжества — городе Белая. В следующем году в Брянске скончался князь Василий, который незадолго до того прибыл с ханским ярлыком на княжение. После его смерти в городе вспыхнула междоусобная борьба. Ольгерд воспользовался этим и посадил на брянский престол своего сына Дмитрия.
В том же году ставленник Великого княжества Литовского был посажен на престол в Ржеве. В 1359 году скончался союзник Литвы Иван Смоленский. Литовский князь аннексировал почти половину Смоленского княжества — присожские земли с городами Мстиславль, Торопец, Пропойск, Попова Гора, Мглин и Дроков.
В 1358 году Ольгерд декларировал свою внешнеполитическую задачу. В беседе с послами главы Священной Римской империи он заявил, что «вся Русь должна принадлежать Литве». Очень скоро Великое княжество Литовское посягнуло на непосредственные владения Золотой Орды.
Между тем, в самой Орде за четыре года сменилось десять ханов. Монгольское государство раскололось на две враждебные части, граница между которыми проходила по реке Волга. Литовский князь посадил своих сыновей Владимира и Константина на княжение в бывших ордынских провинциях — Киевской и Черниговской землях.
Позднее Киев и Чернигов регулярно продлевали с великими князьями литовскими тот же самый федеративный договор, который в свое время заключили Полоцк и Витебск. Местные волости и города получали наместников из Киева и Чернигова.
Гигантская, но малозаселенная территория Малой Руси сразу увеличила площадь Литовской державы примерно на треть. Однако их связь со столицей была относительно слабой. Фактически связь новоприсое- диненных провинций с Литвой обеспечивалась личной договоренностью Владимира и Константина со своими отцами. Такие же отношения сложились у Великого княжества Литовского с Брянским княжеством, где правил сын Ольгерда Дмитрий.

В 1363 году Ольгерд возглавил крупный военный поход против трех татарских царевичей, которые обособились от Золотой Орды и совместно управляли Подольем. В сражении при Синих ВоДах, на реке Синюсе, притоке Южного Буга, татарское войско трех царевичей было разгромлено.
Эта победа позволила Ольгерду присоединить Подолье к своим владениям. Таким образом, из владений бывшей Киевской Руси почти вся юго-западная часть перешла в состав Литовского княжества. В этот период Ольгерд уже не делит новоприобретенные территории пополам с соправителем Кейстутом, а подчиняет их непосредственно себе.
Кейстут в это время отражал натиск крестоносцев с севера. Он попытался покончить с этой изнурительной войной дипломатическим путем. Литовский князь предложил послам Священной Римской империи перевести владения Тевтонского ордена из Пруссии, где крестоносцы, де, свою задачу уже выполнили, в причерноморские степи — для борьбы с татарами.
Однако крестоносцы выдвинули встречное предложение — немедленно окрестить все население Литовского государства по католическому обряду. На этот шаг литовские соправители не могли пойти, так как влияние партии «непримиримых» в стране было очень велико.
По своему мировоззрению Ольгерд и Кейстут оставались язычниками. Своих детей от Марии Витебской Ольгерд крестил по православному обряду исключительно с целью утверждать их на княжение в русских землях. Сыновья же Ольгерда от Ульяны Тверской, как и дети Кейстута, при жизни отцов вообще не приняли христианства.
Язычество литовских правителей, как и сыновья массы населения, оправдывало в глазах католической Европы жестокие действия Тевтонского ордена. В 1351 году великим магистром ордена был избран Вин рих фон Книпроде. Он занимал эту должность свыше тридцати лет. При нем война крестоносцев с Великим княжеством Литовским велась с наибольшим размахом. Между тем, личные отношения между фон Книпроде и князем Кейстутом всегда соответствовали нормам рыцарского этикета.
Рыцарские рейды на Литву происходили в 1353,

1354, 1356 и 1358 годах. На каждый из этих походов Кейстут отвечал опустошительным вторжением в пределы Прусского государства. В 1357- году литовцы захватили крепость Велону по соседству с разрушенным после смерти великого князя Гедимина Баер- бурга.
Успехам Кейстута в войне с крестоносцами способствовало мирное соглашение, заключенное с польским королем Казимиром до 1366 года. Главным помощником Кейстута в эти годы был его старший сын Патирг. Обычно в походах они действовали совместно.
В 1361 году литовское войско было разгромлено крестоносцами. Великий князь Кейстут попал в плен, откуда бежал с помощью крещеного литовца, которого тевтонцы назначили прислуживать за пленником. Патирг был сбит с коня и спасся бегством. Великий маршал Генрих Схиндеркопф сжег Каунасскую крепость, которую безуспешно защищал другой сын Кейстута Войдат.
В 1363 году крестоносцы совершили новый рейд в Жемойтию. В 1364 году после долгой осады Велона открыла ворота крестоносцам. Великий маршал Схиндеркопф обещал защитникам Велоны сохранить жизнь в случае их капитуляции, однако нарушил свою клятву.
Успехи крестоносцев объяснялись чрезмерным увлечением князя Ольгерда расширением своих владений за счет Руси. Военного потенциала одного Кейстута и его части княжества явно не хватало для эффективного противодействия наступлению Тевтонского ордена.
В 1365 году был раскрыт заговор литовских дворян против Кейстута. Во главе заговора стоял сын Кейстута Бутовт. Виленский наместник хотел предупредить Кейстута о возможном покушении на его жизнь, однако был убит заговорщиками. После раскрытия заговора соратники Бутовта укрылись во владениях крестоносцев.
В том же году было осуществлено два крестовых похода на Литву. Одним командовал родственник польского короля Владислав Белый, вторым — германский аристократ Ульрих фон Хатнов. Участвовали в этом походе преимущественно английские и шотландские рыцари.

Когда крестоносцы ворвались в окрестности Гродно, у сына Кейстута Патирга, возглавлявшего оборону, не оставалось сил для противодействия. Тогда Патирг отправил навстречу крестоносцам церковную процессию с крестами и хоругвями. Иноземные рыцари не знали местных обычаев и растерялись. Они собирались воевать с язычниками, а вместо этого увидели христианскую атрибутику. После этого английские рыцари повернули назад.
Однако вскоре Кейстут узнал, что Патирг тоже был замешан в заговоре брата Бутовта и, вместо награды, перевел сына из Гродно на восточную границу, где тот вскоре был убит татарами. Бутовт крестился под именем Генриха и позднее находился при дворе германского императора как возможный кандидат на литовский престол.
В 1366 году между Польским королевством и Великим княжеством Литовским вспыхнул новый конфликт из-за волынских земель. Однако конфликт удалось быстро ликвидировать, заключив новое соглашение. Любарт Гедиминович сохранил за собой Луцкое княжество. Его племянники также остались княжить на Волыни, однако были вынуждены принести присягу на верность польскому королю Казимиру. Северную область волынских земель получил пятый сын Ольгерда Федор. Брестская земля оставалась в руках Кейстута, а Галицкая — в руках Казимира Польского.
В Золотой Орде в это время власть постепенно переходила в руки правителя Крымского улуса Мамая. Он не являлся прямым потомком Чингисхана и потому не мог претендовать на ханский трон. Однако уже при хане Бердибеке, на дочери которого он был женат, Мамай занимал высшую придворную должность беклерибека.
Во время междоусобицы в Орде Мамай выдвинул одного из кандидатов на престол царевича Абдулаха, который целиком находился под его влиянием. С весны 1361 года от имени хана Абдулаха, возведенного на трон силой оружия, Мамай правил западной частью монгольской империи — степными просторами от Южного Буга до Волги.
Так как все силы Мамая были направлены на борьбу за власть над Ордой, ему ничего другого не
оставалось, как примириться с аннексией Ольгердом южнорусских земель. Скоро между Мамаем и великим князем литовским был заключен союз, направленный против усиливающегося Московского княжества. Официально этот союз был оформлен, когда Ольгерд получил ярлык из рук представителя Мамая на княжение в землях, которые уже находились в составе Великого княжества Литовского.
Уже в этот период Ольгерду стало ясно, что воссоединение всех русских земель под его эгидой может осуществиться лишь тогда, когда будет уничтожен другой объединительный центр — Московское княжество. После смерти в 1359 году Ивана Красного на московский престол взошел девятилетний сын Ивана Дмитрий.
Ольгерд рассчитывал, что при малолетнем князе в Москве разгорится междоусобица. Однако митрополит Алексей, который в 1360 году вернулся в Москву из литовского плена, сумел сплотить московских бояр в интересах объединительной политики.
В 1362 году интригами и щедрыми взятками митрополит Алексей умудрился заполучить для князя Дмитрия татарский ярлык на Великое княжество Владимирское, который до этого был передан Мамаем суздальскому князю Дмитрию Константиновичу. Возмущенный Дмитрий Константинович организовал поход против Московского княжества, но в решающем сражении суздальское войско было разгромлено московским.
В 1366 году московский Кремль был обнесен высокими мощными стенами — впервые во Владимиро- Суздальской Руси. Московские бояре изгнали из Ростова, Галича и Стародуба оппозиционно настроенных по отношению к ним мелких князей и заменили их своими ставленниками.
Попытка Москвы посадить своего ставленника в Тверском княжестве не увенчалась успехом. С помощью литовского войска князь Михаил Александрович свергнул с тверского престола своего дядю, промосковски настроенного князя Василия Михайловича, которого отправили в его Кашинскую вотчину.
В лице Михаила Тверского Великое княжество Литовское приобрело надежного союзника. Теперь Ольгерд стремился нанести военное поражение Mo
сковскому княжеству и добиться у Золотой Орды ярлыка для Михаила на Великое княжество Владимирское. Если бы это удалось, влияние Литвы на русские земли стало бы неоспоримым.
Московский князь Дмитрий пригласил на переговоры Михаила Тверского, но, когда тот прибыл, поверив охранной грамоте, приказал его бросить в темницу. Митрополит Алексей простил московским боярам грех нарушения клятвы. Однако казнить Михаила не решились, так как Мамай пригрозил Москве татарским набегом. Правители Золотой Орды уже начинали понимать, что возвышение Московского княжества несет угрозу их контролю над Северо-Восточной Русью.
В 1368 году Ольгерд осуществил рейд на Московское княжество. Война началось при благоприятных для Литовского княжества обстоятельствах — московский князь Дмитрий оказался в полной политической изоляции. Михаил Тверской, Дмитрий Суздальский, Олег Рязанский и Мамай выступили в союзе с литовцами против Москвы.
В этом походе приняли участие и Кейстут со своим сыном Витовтом. Кроме того, Ольгерд вынудил отправиться в этот поход со своим войском и нового смоленского князя Святослава Ивановича, владения которого уже были почти со всех сторон окружены литовской территорией. Святославу пришлось нарушить договор, который он ранее заключил с Московским княжеством о ненападении. За это митрополит Алексей отлучил смоленского князя от церкви.
Однако осуществить задуманное Ольгерд не сумел. Многим русским идея объединения в единое государство вокруг Москвы казалась более привлекательной, нежели подчинение язычнику иноземцу Оль- герду. В Северо-Восточной Руси начинало разворачиваться национально-освободительное движение, которое имело сильную религиозную окраску, даже с элементами фанатизма, против татарского ига.
Сказалась и та безусловная поддержка, которую оказывали московскому князю митрополит Алексей и очень авторитетный в русском народе игумен Сергий Радонежский. Они неустанно призывали всех русских объединиться против общего внешнего врага. В этих условиях население земель бывшей Киевской

Руси все более начинало воспринимать Москву как координирующий центр, обладающий наиболее реальной силой, могущей привести к освобождению. Поэтому московским князьям, несмотря на то, что временами их политика носила вероломный характер, многое прощалось. Литовские же князья, пользовавшиеся поддержкой Золотой Орды, не могли рассчитывать на подобную популярность среди русского населения.
Симпатии по отношению к Москве распространялись даже на подвластных Ольгерду территориях. Выразителем интересов промосковски настроенной партии при дворе Великого княжества Литовского стал собственный сын Ольгерда — Андрей Полоцкий. Всего за несколько месяцев до начала литовского похода на Москву Андрей Полоцкий совершил набег на земли Михаила Тверского — главного союзника своего отца.
Однако Ольгерд не поддался влиянию этой придворной партии и осенью 1368 года вторгся в пределы Московского княжества. Удар был нанесен внезапно и стремительно. Войско Великого княжества Литовского появилось под стенами московского Кремля как раз тогда, когда его никто там не ждал. Был сожжен московский посад и сильно опустошены окрестности.
В этой критической ситуации все решила позиция горожан, которые засели в Кремле во главе с юным князем Дмитрием Ивановичем и митрополитом Алексеем. Надежды Ольгерда на капитуляцию москвичей не оправдались — защитники Кремля готовы были умереть, но не открыть ворота. Чтобы не отягсицать войско в походе, Ольгерд пришел под Москву без камнеметов и таранов. Взять же московскую твердыню без осадных орудий оказалось невозможно. />Простояв под стенами Кремля три дня и не отважившись на холодную и голодную зимнюю осаду, Ольгерд приказал войску отступить. Московский летописец позднее сравнил эту члитовщину» с результатами карательного татарского похода на Тверь в 1328 году.
Московское княжество сумело быстро оправиться от этого удара и восстановить свой боевой потенциал. Уже в следующем году московский князь возглавил
ответный поход на Смоленское княжество. В 1370 году московское войско вторглось в пределы Тверского княжества.
Литовское княжество не сумело оказать своим союзникам полноценной военной помощи, так как именно в этот момент на ее северные земли обрушилась в очередной раз крестоносцы. Еще в 1367-году, пользуясь тем, что все силы литовцев были переброшены на восток, Тевтонский орден основал новый форпост Мариенбург на левом берегу Немана, чуть ли не под самым Каунасом. Ближайшие литовские волости при этом были подвергнуты опустошению, а их население чуть ли не поголовно перебито.
Ольгерд и Кейстут были вынуждены отказаться от борьбы с восточным соседом, чтобы освободить силы для ответного похода в Пруссию. Большой вспомогательный отряд литовским князьям прислал союзник Мамай. В сражении на льду замерзшего болота около Рудово был убит великий маршал Тевтонского ордена Схиндеркопф, но и литовцы понесли такие тяжелые потери, что были вынуждены без промедления отступить. Быстрое отступление литовского войска дало крестоносцам повод присвоить победу в этом сражении себе.
В следующем году против Великого княжества Литовского был организован новый крестовый поход, в котором приняло участие много добровольцев из Австрии и Баварии. Этот рыцарский натиск был отбит литовским войском с большими потерями.
В 1370 году скончался польский король Казимир, не оставив наследников. Сразу же после его кончины князь Любарт прогнал из Владимира-Волынского польского вассала Александра Кариатовича. Князь Белза и Холма Юрий Наримонтович перешел в ленную зависимость от Литвы. Польское королевство фактически потеряло власть над волынскими землями. Чтобы закрепить этот успех, Ольгерд, Кейстут и Любарт предприняли совместный поход в глубь польской территории в период «бескоролевья».
Михаил Тверской получил долгожданный ярлык от Мамая на Великое княжество Владимирское. Однако московский князь Дмитрий считал себя уже достаточно сильным для того, чтобы проигнорировать этот факт. Московский наместник не позволил твер
скому князю въехать во Владимир. Михаил Тверской был вынужден укрыться в Великом княжестве Литовском.
Московский князь возглавил поход против Брянского княжества. Тогда, спасая союзника, немедленно выступил в поход против Москвы и Ольгерд. Узнав об этом, Дмитрий сразу же повернул назад и заперся в Кремле. Литовское войско двигалось стремительно, однако не успело перехватить московского князя до того, как он укрылся в неприступном Кремле.
Ольгерд, Кейстут и Святослав Смоленский простояли под стенами Кремля восемь дней, но предложений о капитуляции от Дмитрия так и не дождались. Перевес сил был явно на стороне литовцев, поэтому московский князь игнорировал предложение выйти со своим войском в открытое поле, предпочитая отсиживаться в безопасности.
Неожиданно вмешались природные явления. В декабре необычайно ранняя зима сменилась оттепелью — сошел снег, а вместе с ним исчез и санный путь. Литовское войско, подготовленное для действий в зимних условиях, оказалось как бы в ловушке бездорожья. Ольгерду ничего не оставалось, как заключить мирное соглашение с осажденным в Кремле противником. Перемирие было закреплено согласием на брак дочери Ольгерда, которая быстро перекрестилась под именем Елены, с двоюродным братом Дмитрия Московского, Владимиром Андреевичем.
В 1369 году Мамай сверг хана Абдулаха, который уже ему надоел, и заменил его на такого же марионеточного хана Муххамед-Булаха. Михаил Тверской прибыл в Сарай-Берке просить новый ярлык на княжение. Мамай дал ярлык. Однако и новый татарский ярлык, который отвез в Москву татарский посол Сы- роходжай, не помог — Дмитрий просто отказался признать его. Сыроходжай пригрозил татарским набегом. Тогда Дмитрий лично отправился в Золотую Орду с богатыми дарами. Этот рискованный шаг оправдал себя — Мамай, ощущавший крайнюю нужду в деньгах для борьбы за власть в Орде, пошел на примирение с московским князем. Тверской князь ни с чем вернулся в свою вотчину.
Такое развитие событий не могло удовлетворить старого Ольгерда. В 1372 году он предпринял еще
одну попытку обессилить Московское княжество — он выслал на помощь Михаилу Тверскому войско во главе с князем Кейстутом. Объединенное литовско- тверское войско опустошило окрестности Переяслав- ля-Залесского и Дмитрово.
Вскоре, нарушив договор о мире, Ольгерд возглавил третий поход на Москву. На этот раз московская разведка своевременно донесла Дмитрию о начале литовского наступления. Дмитрий не стал прятаться в Кремле, а собрав большое войско, двинулся навстречу врагу.
У города Любецка, на стыке Тарусского и Ново- сильевского княжеств, две армии сошлись по разным сторонам глубокого яра. Силы у литовцев и москвичей были приблизительно равны, поэтому никто из них не рисковал первым перейти этот яр, так как атакующий должен был понести наибольшие потери. Простояв так несколько дней, великий князь литовский и Дмитрий Московский согласились разойтись с миром. Ольгерд был вынужден смириться с тем, что его враг сохранял гегемонию в объединении земель Северо-Восточной Руси.
<< | >>
Источник: Бадак А.Н., Войнич И.Е., Волчек Н.М. и др.. Всемирная история: В 24 т. Т. 9. Начало возрождения. — Мн.: Литература. — 592 с.. 1997

Еще по теме ЛИТВА В ПРАВЛЕНИЕ ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ ОЛЬГЕРДА И КЕЙСТУТА:

  1. ЛИТВА
  2. Литва
  3. Королев Александр.. Загадки первых русских князей, 2002
  4. ГЛАВА II Принижение служебных князей
  5. Были ли венцы у древнерусских князей ХІ-ХІІІ вв. ?
  6. Международные связи киевской великокняжеской династии в X—XII вв. (по данным X. Рюсса). Династические связи русских князей
  7. НАЧАЛО ПРАВЛЕНИЯ ЕКАТЕРИНЫ II
  8. 6. АЛЬБЕРТ ВЕЛИКИЙ 6.1. Альберт Великий: личность, сочинения и исследовательскаяпрограмма
  9. 2.1. Формы правления государства
  10. ЛИТОВСКОЕ КНЯЖЕСТВО В ПРАВЛЕНИЕ ГЕДИМИНА
  11. § 2. Формы правления