Проекты фортов военных инженеров профессоров Величко и Мясковского

В 1888 г., непосредственно после первых опытов с фугасными бомбами за границей, на страницах «Инженерного журнала» началось печатанием, а в 1889 г. вышло отдельным изданием обширное «Исследование новейших средств осады и обороны сухопутных крепостей» профессора К.
И. Величко, о котором уже упоминалось выше. Исследование это представляло собой целую энциклопедию сведений по артиллерийской части, деталей и проектов по части фортификационной, и продолжало быть полным глубокого интереса в течение последующих почти двух с половиной десятков лет, так как то новое, что внесли более поздние опыты с фугасными бомбами в России, автор как бы сумел предугадать в своем труде. По чисто

фортификационной части наибольший интерес для того момента представляли в этом труде проекты крепостного распо ложения на новых началах, долговременного форта и долго временных промежуточных батарей. Не останавливаясь на общем проекте крепостного расположения, представлявшем собой «тип большой, хорошо оборудованной крепости с фор товым поясом», мы здесь обратим лишь внимание на проекі долговременного форта, отвечавшего тогдашним новым тре бованиям.

В этом проекте, схематично изображенном на фиг. 113, прежде всего нашли себе полное применение основы, преподанные Тотлебеном: это был типичный, по выражению профессора Плюцинского, форт-редут, так как тяжелые орудия в нем отсутствовали, кроме двух так называемых рекогносцировочных орудий, поставленных посередине напольного фаса и назначавшихся для обстреливания в начале осады крепости дальних парков, лагерей и батарей обложения противника. Вся остальная часть одного только вала приспособлена как пехотная позиция, с барбетами в плечных углах для противоштурмовых орудий. Для развития наиболее мощного фронтального огня по местности и возможности встречи противника не только огнем, но и штыком (при контратаке) валу придана гласисообразный профиль с переломом неподалеку от линии огня, благодаря чему стрелок, положивший винтовку прямо на скат бруствера, будет обстреливать поверхность гласиса, а приподнявшись несколько на ступени, сможет при надобности развить и фронтальную обо- рону расположенной на бетонном эскарпном массиве железной решетки6.

Кроме глубокого рва, получающего фланковую оборону на напольных фасах, из-за контрэскарповых построек одиночного и двойного кофров, а в горже — из нижнего этажа горжевого (промежуточного) капонира, в качестве преград штурму имае- ются упомянутая выше железная эскарповая решетка на бетонном массиве и сводчатый бетонный контрэскарп.

Из других особенностей форта заслуживают особого внимания: 1) внутренняя позиция (редюит) для резерва, дающая возможность вести упорную оборону форта и обстреливать внутренность форта, когда неприятель захватит главный вал и будет пытаться продвигаться дальше; 2) надстройка над горжевым капониром, предназначенная для постановки в нее полевых скорострельных орудий на особых лафетах-тумбах, фланкирующих промежутки между фортами; постройка эта носит характерное название промежуточный капонир и является существеннейшей частью всего проекта, так как в ней впервые в России была осуществлена в прекрасно разработанной форме идея казематированного фланкирования фортом доступов к соседним фортам и позициям, идея, которую дал еще в XVIII столетии французский инженер Шасслю в грибообразном казематированном редюите равелина, вынесенного за гласис, а затем в несколько измененной форме (открытая оборона с горжевых фланков) русский инженер ван-Сухтелен в своих передовых укреплениях крепости Закрочим.

В предложении Глинки-Янчевского также проглядывала мысль воспользоваться горжевым капониром для того, чтобы фланкировать продолженный в стороны горжевой ров форта и тем поставить под защиту смежные с фортом батареи, но, не будучи хорошим техником, Глинка-Янчевский с этой задачей справился плохо: его капонир был мал, плохо укрыт и если и мог оборонять, то только продолженный ров, но не всю местность, особенно если последняя была пересеченной.

Иное дело — промежуточный капонир в форте профессора Величко: он имеет амбразуры, приподнятые на 3 м выше местного горизонта, и потому с успехом может выполнять свое назначение. В то же время с поля он хорошо прикрыт земляной маской, которая, как видно из плана фиг. 113 и из схемы 114, направляется по АБ в точку на 1 км впереди соседнего форта, чем достаточно обеспечивается требуемая поддержка стрельбой по видимой

- — ч

~toa/ro

? Г

г t о г

Фиг. 114

наводчику цели и в то же время дос тигается безопасность амбразур капо нира. Эта безопасность основывает ся на нижеследующем: желая виден и поражать все амбразуры данного капонира, осадные батареи противника должны расположиться вправо (если смотреть от центра крепости) от том к и Д причем будут ОТСТОЯТЬ ОТ цел і' своей стрельбы (а цель не очень большая: отверстия амбразур не менее, чем на 4,8 км, будучи сами всего в 2 км от батареї: обороны при соседнем форте, которым еще подставят свої: фланг. Довольствуясь возможностью видеть лишь некоторые амбразуры, осадные батареи могут расположиться и условиях несколько более выгодных, заняв районДУ"— более широким но его ширину и выгоды атакующего можно сократить, удлиняв маску АБ и сокращая длину прикрываемого ею капонира. С то; же целью стены капонира автор предлагает вести взаимно при крывающими друг друга уступами, как это видно на левой поло вине фиг. 113.

Перечислив главнейшие положительные особенности фор та профессора Величко, нельзя умолчать и о некоторых его недостатках. К таковым относятся: возвышение маски, прикрыва ющей капонир, на 9 с лишним метров над поверхностью земли, при условии довольно крутых оконечностей ее это уничтожае і выгоды маскировки, доставляемые малой сравнительно высо той бруствера (около 5 м). Затем гласисообразная профиль вата, доставляя известные удобства в смысле активной обороны, контратак, наблюдения за рвом, в то же время растягивает ров, удо рожая препятствия, и затрудняет применение форта к местнос ти. Наконец казематированное сообщение с внутренностью форта следовало бы дополнить открытым как более удобным в мирное время и труднее уничтожаемым в военное.

В заключение следует указать, что в описанном проекте фор та все казематированные постройки предполагались устроенными из бетона со сводами толщиной от 2,4 до 3,5 м, что гарантировало их вполне от новых снарядов.

Почти одновременно с автором предыдущего проекта — профессором, теоретиком, вопросом об устройстве крепостного форта при фугасных бомбах заинтересовался один из военных инженеров-практиков, служивший в крепости, а затем состоявший при Главном инженерном управлении для составления проектов и проверки смет — Мясковский. В 1889 г. в «Инженерном журнале» (№ 12) он поместил статью под заглавием «Вопрос о современном значении крепостного форта», в которой также привел спроектированный им тип форта с казематированным фланкированием промежутков между фортами. Таким образом, здесь можно было наблюдать полное единодушие между теорией и практикой, хотя пути, которыми пришли оба автора к общей цели, были несколько различны; так же различны были и детали выполнения идеи.

Инженер Мясковский вместо одного горжевого капонира (фиг. 115) рекомендовал устраивать в форте два отдельных полукапонира, которые он назвал казематированными фланками К Ф. В каждом из таких фланков он поместил по три батарейных полевых пушки, действовавших по промежуткам и по местности перед смежными фортами на полкилометра. Безопасность фланкирующих казематов достигалась здесь соответственным устройством покрытия, расположением казематов уступами и маскировкой их главным валом. Оси орудий превышают горизонт на 2 м с лишним. Разделение промежуточного капонира на два отдельных казематированных фланка, несомненно, имело большие преимущества: несчастный случай (случайный взрыв, попадание неприятельского снаряда), могущий повредить один фланк, не уничтожает фланкового огня из другого — в другом направлении; кроме того, раздваивая промежуточный капонир и относя его амбразуры ближе к фортовым фланкам, мы расширяем H?L обстрел и легче применяемся к местности. Эти выгоды были настолько существенны, что со времени появления этого проекта промежуточный полукапонир делается излюбленной формой казематированного фланкирования в позднейших проектах фортов русских инженеров. Недостаток, который можно подметить в форте Мясковского, заключается лишь в том, что казематы его маскируются только главным валом, почему последний приходится делать слишком высоким (ок. 7,5 м), что демаскирует сам форт и иногда затрудняет обстреливание ближних подступов.

<< | >>
Источник: Яковлев В.В.. История крепостей. — М.: ООО «Фирма «Издательство ACT»; СПб.: ООО «ИздательствоПолигон». — 400 c.. 2000

Еще по теме Проекты фортов военных инженеров профессоров Величко и Мясковского:

  1. Крепостное строительство и новые проекты фортов до 1912 г.
  2. ГЛАВА XXIV СОСТОЯНИЕ КРЕПОСТНОГО ДЕЛА И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ ФОРТОВ В РОССИИ К КОНЦУ 80-х ГОДОВ
  3. Деятельность военных инженеров Шильдера и Тотлебена. Севастополь и Николаев в Восточную войну 1853—1856 гг.
  4. Основание русского корпуса военных инженеров; инженерные школы; инженерная литература и терминология
  5. 7.1 Место военных судов в судебной системе РФ. Подсистема военных судов. Порядок их формирования
  6. ГЛАВА XIX ФОРТОВЫЕ КРЕПОСТИ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ
  7. Переустройство французских фортов во вторую половину 80-х годов
  8. Зарождение идеи отдельных фортов в крепостях и их первичпые формы
  9. Русско-турецкая война и влияние ее на устройство крепостей и фортов
  10. ВЕБЕР - УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ПРОФЕССОР
  11. Американский профессор социологии
  12. Форт русского инженера Красовского (1881 г. )
  13. Судьба профессора духовной академии
  14. Майков В.В., Козлов В.В. Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции. Том I. Мировой трансперсональный проект. М., 2007– 350с., 2007
  15. Майков1 В.В., Козлов В.В. Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции. Том II. Российский трансперсональный проект. – М.,2007. – 424 с., 2007
  16. КНИГИ О ВЕЛИКИХ ИНЖЕНЕРАХ